«Эрте — гений ар-деко. Возвращение в Петербург». — Артвести
Меню

«Эрте — гений ар-деко. Возвращение в Петербург».

Историк моды Александр Васильев о Романе Петровиче Тыртове, более известном как иллюстратор Эрте.

22 июня в Государственном Эрмитаже открывается выставка «Эрте — гений ар-деко. Возвращение вПетербург» . ЭРТЕ1

Русская эмиграция дала миру несколько знаменитых художников даже в такой узкой специальности, как иллюстрации к журналам мод. Среди приехавших из России в предреволюционный период, еще в 1910-е годы, особенно ярко проявился талант Эрте, начавшего свою работу в моде во времена «Русских сезонов» у Поля Пуаре. В эпоху ар-деко Эрте стал знаменит как журнальный иллюстратор.

Во времена Первой мировой войны Эрте жил на вилле в Монте-Карло, но его слава достигла и Америки. В январе 1915 года журнал Harper’s Bazaar впервые опубликовал обложку по эскизу Эрте, и с той поры до 1936 года художник постоянно выполнял для него рисунки моделей одежды и цветные обложки. Директор журнала отдавал должное таланту Эрте: «Чем был бы журнал без обложек Эрте?» Совместно с другими талантливыми французскими иллюстраторами, такими как Поль Ириб и Жорж Лепан, наш соотечественник Эрте своей журнальной графикой заложил основы эстетики ар-деко. Модели его оригинальны, и сегодня, рассматривая его модные иллюстрации, мы не перестаем поражаться его изобретательности, пониманию характера тканей и отделок, пропорциям его моделей.

ЭРТЕ4

В начале своей карьеры во Франции Эрте обращается к сценографии. Свои первые театральные костюмы он создал в 1914 году для «Ревю де Сен-Сир». В гостях у княгини Тенишевой в Монте-Карло Эрте познакомился с Сергеем Дягилевым, который тотчас предложил ему создать костюмы для балета «Спящая красавица», так как оригинальные костюмы Бакста к нему были конфискованы в Лондоне и проданы за долги. Вот что говорил об этом сам Эрте: «В 1922 году я с удовольствием принял от Дягилева предложение сотрудничать. Я тут же нарисовал два эскиза, но на следующий день получил телеграмму от импресарио, братьев Шубертов, с предложением выгодного контракта. Не зная, как поступить в подобной ситуации, я тут же отправился к Дягилеву, и он мне ответил: «Никогда не отказывайтесь от денег. Я сам-то никогда не отказываюсь»».

ЭРТЕ2

Эрте создал по заказу Анны Павловой костюмы для ее балетных номеров «Гавот», «Дивертисмент», «Времена года». Иными словами, путь к славе был открыт. Когда в 1923 году он выписал своих родителей во Францию из Советской России, его отец адмирал Тыртов признался: «Ты был прав, уехав в Париж».

Историк моды Александр Васильев о Романе Петровиче Тыртове, более известном как иллюстратор Эрте. 22 июня в Государственном Эрмитаже открывается выставка «Эрте — гений ар-деко. Возвращение в Петербург».

 ЭРТЕ3

Русская эмиграция дала миру несколько знаменитых художников даже в такой узкой специальности, как иллюстрации к журналам мод. Среди приехавших из России в предреволюционный период, еще в 1910-е годы, особенно ярко проявился талант Эрте, начавшего свою работу в моде во времена «Русских сезонов» у Поля Пуаре. В эпоху ар-деко Эрте стал знаменит как журнальный иллюстратор.

Во времена Первой мировой войны Эрте жил на вилле в Монте-Карло, но его слава достигла и Америки. В январе 1915 года журнал Harper’s Bazaar впервые опубликовал обложку по эскизу Эрте, и с той поры до 1936 года художник постоянно выполнял для него рисунки моделей одежды и цветные обложки. Директор журнала отдавал должное таланту Эрте: «Чем был бы журнал без обложек Эрте?» Совместно с другими талантливыми французскими иллюстраторами, такими как Поль Ириб и Жорж Лепан, наш соотечественник Эрте своей журнальной графикой заложил основы эстетики ар-деко. Модели его оригинальны, и сегодня, рассматривая его модные иллюстрации, мы не перестаем поражаться его изобретательности, пониманию характера тканей и отделок, пропорциям его моделей.

В начале своей карьеры во Франции Эрте обращается к сценографии. Свои первые театральные костюмы он создал в 1914 году для «Ревю де Сен-Сир». В гостях у княгини Тенишевой в Монте-Карло Эрте познакомился с Сергеем Дягилевым, который тотчас предложил ему создать костюмы для балета «Спящая красавица», так как оригинальные костюмы Бакста к нему были конфискованы в Лондоне и проданы за долги. Вот что говорил об этом сам Эрте: «В 1922 году я с удовольствием принял от Дягилева предложение сотрудничать. Я тут же нарисовал два эскиза, но на следующий день получил телеграмму от импресарио, братьев Шубертов, с предложением выгодного контракта. Не зная, как поступить в подобной ситуации, я тут же отправился к Дягилеву, и он мне ответил: «Никогда не отказывайтесь от денег. Я сам-то никогда не отказываюсь»».

Русская эмиграция дала миру несколько знаменитых художников даже в такой узкой специальности, как иллюстрации к журналам мод. Среди приехавших из России в предреволюционный период, еще в 1910-е годы, особенно ярко проявился талант Эрте, начавшего свою работу в моде во времена «Русских сезонов» у Поля Пуаре. В эпоху ар-деко Эрте стал знаменит как журнальный иллюстратор.

Во времена Первой мировой войны Эрте жил на вилле в Монте-Карло, но его слава достигла и Америки. В январе 1915 года журнал Harper’s Bazaar впервые опубликовал обложку по эскизу Эрте, и с той поры до 1936 года художник постоянно выполнял для него рисунки моделей одежды и цветные обложки. Директор журнала отдавал должное таланту Эрте: «Чем был бы журнал без обложек Эрте?» Совместно с другими талантливыми французскими иллюстраторами, такими как Поль Ириб и Жорж Лепан, наш соотечественник Эрте своей журнальной графикой заложил основы эстетики ар-деко. Модели его оригинальны, и сегодня, рассматривая его модные иллюстрации, мы не перестаем поражаться его изобретательности, пониманию характера тканей и отделок, пропорциям его моделей.

В начале своей карьеры во Франции Эрте обращается к сценографии. Свои первые театральные костюмы он создал в 1914 году для «Ревю де Сен-Сир». В гостях у княгини Тенишевой в Монте-Карло Эрте познакомился с Сергеем Дягилевым, который тотчас предложил ему создать костюмы для балета «Спящая красавица», так как оригинальные костюмы Бакста к нему были конфискованы в Лондоне и проданы за долги. Вот что говорил об этом сам Эрте: «В 1922 году я с удовольствием принял от Дягилева предложение сотрудничать. Я тут же нарисовал два эскиза, но на следующий день получил телеграмму от импресарио, братьев Шубертов, с предложением выгодного контракта. Не зная, как поступить в подобной ситуации, я тут же отправился к Дягилеву, и он мне ответил: «Никогда не отказывайтесь от денег. Я сам-то никогда не отказываюсь»».

В 1920-е годы Эрте получил приглашение в Голливуд. Влияние его на кино было очень сильным. Он привнес в голливудские костюмерные дух парижских ателье мод, фантазию русских балетов и театральность эстрадных ревю. Эрте рисовал эскизы костюмов для звезд немого кино: Мэй Мюррей, Лилиан Гиш, Мэрион Дэвис и многих других.

Вернувшись в Париж в 1930-е годы, Эрте начал работать для варьете. Его заказчиками стали «шоколадная» певица, танцовщица и актриса Жозефина Бейкер, популярные парижские кабаре «Фоли-Бержер» и «Батаклан». С того времени до последних дней Эрте жил в одной и той же просторной квартире в шикарном парижском пригороде Булонь, на рю Гутенберг. Он создал интерьер в уникальном стиле, в котором сочетались русская усадебная мебель и экзотические сувениры — шкуры зебр и леопардов. Большой аквариум отделял полупрозрачной стеной холл от кабинета с удобным столом, где Эрте работал в окружении своих многочисленных кошек, чаще всего ночью. Его талантливым изобретением был вместительный бар в форме рюмки, испещренной автографами почитателей его таланта, посещавших его. По соседству с ним в Булони жили князь и княгиня Юсуповы. Эрте часто навещал их.

В 1932 году Эрте был приглашен в Латвийскую национальную оперу в Риге, где создал эскизы декораций и костюмов к постановкам «Фауста» и «Дона Паскуале». После Второй мировой войны Эрте продолжал работать для кабаре, но создавал костюмы и декорации к операм в Париже. В разговоре с автором Эрте как-то сказал: «Я больше люблю делать костюмы для оперы, балет меня сковывает».

Маленького роста, моложавый, подтянутый, Эрте всегда был элегантен, а элегантность не знает возраста. Когда Эрте было уже под 70, ему довелось испытать новый взлет славы. В конце 1960-х годов в Европе и Америке вспыхнул интерес к искусству ар-деко. В те годы из забытья вышли герои прошлого и полузабытые художники: украинка Соня Терк-Делоне, полька Тамара Лемпицка и русский Эрте. Рисунки Эрте тиражировали, его «Алфавит» и «Цифры» издали в виде открыток, а с его работ сделали множество литографий, пользовавшихся особой популярностью в США.

Одной из главных покровительниц Эрте в Париже была русская хозяйка ночных кабаре Елена Мартини. Она вновь пригласила Эрте рисовать афиши для своего знаменитого «Фоли-Бержер». В замке Елены Мартини на севере Франции Эрте создал волшебные интерьеры, которые и по сей день являются музеем искусства Эрте. Нью-йоркский музей Метрополитен организовал в 1967 году ретроспективную выставку Эрте. Его рисунки воспроизводились на японских полотенцах, немецких майках и итальянских тарелках. Эрте, возможно, единственный из петербургских художников, доживший до мировой славы и почивший на лаврах.

Эрте, возможно, единственный из петербургских художников, доживший до мировой славы и почивший на лаврах.

В конце жизни Эрте обратился к скульптуре. Последний спектакль, бродвейский мюзикл «Звездная пыль», Эрте оформил в возрасте 97 лет! Его работы высоко котируются на мировом художественном рынке: стоимость одного эскиза колеблется от 10 до 20 тысяч евро.

До последних дней Эрте любил путешествовать. Он постоянно находился в пути между Мальоркой, где строил свою летнюю резиденцию, Лондоном, Нью-Йорком, Барбадосом и Парижем. Во время поездки на остров Маврикий Эрте внезапно заболел и был переправлен на частном самолете американских друзей в Париж, где и скончался в госпитале «Кошен» в пасхальную субботу, 21 апреля 1990 года. В больнице Эрте составил список приглашенных на траурную церемонию (среди них был и автор этих строк). Отпевание знаменитого петербургского художника состоялось в парижском Кафедральном соборе Александра Невского. Гроб из красного дерева, выполненный по его эскизу, был весь усыпан цветами, присланными верной почитательницей Еленой Мартини. Эрте похоронен на Булонском кладбище в семейной могиле, где покоятся его родители.

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *