​​​​​​​В Париже завершилась выставка коллекции легендарного российского собирателя. И стала самой посещаемой в истории Франции — Артвести
Меню

​​​​​​​В Париже завершилась выставка коллекции легендарного российского собирателя. И стала самой посещаемой в истории Франции

Юрий Сафронов собкор в Париже
 

В Париже прошла выставка коллекции Сергея Ивановича Щукина, великого собирателя модернистской живописи. В последние две недели огромный выставочный центр Fondation Louis Vuitton (FLV) работал в режиме ЧП: с 7 до 23 (в предпоследние сутки — до часа ночи). В Париже так работать не принято, но выхода не было.

Право входа на выставку тоже еще нужно было заработать. На улице перед центром до последнего, очень дождливого дня, тянулись хвосты.

Выставка стала уникальной даже для российских знатоков живописи, доехавших до Парижа: да, конечно, все эти картины — из Пушкинского и Эрмитажа, но мало кому выпадал шанс видеть их в единой коллекции: разве что тем, кто родился в первой половине прошлого века.

В 1948 году большой знаток наук и культуры товарищ Сталин закрыл Государственный музей нового западного искусства, и с тех пор собрание Щукина разбито на две половины: часть — в Эрмитаже, часть — в Пушкинском.

«Самые сомнительные картины (с точки зрения идеологии) ушли в Ленинград. Поэтому в Эрмитаже больше Матисса и Пикассо», — говорит щукинский внук Андре-Марк Делок-Фурко, который дал согласие быть моим экскурсоводом.

По залам гигантского архитектурного шедевра FLV мы гуляем за пару недель до закрытия выставки — в этот день организаторы ждут миллионного посетителя.

Всего их было 1 млн 205 тысяч 63 чел. Рекорд для Франции.

И это еще нас не посчитали: помимо меня внук Щукина провел без билетов двух москвичей, влюбленных в импрессионистов.

Авангардисты вышли из дома Щукина

«Выставка Щукина: уроки триумфа» — заголовок передовицы в газете «Монд». Другие французские СМИ были не менее банальны, но и не менее точны в оценках.

127 работ из щукинской коллекции. От символистов, через импрессионистов до русских авангардистов, картины которых Щукин, впрочем, не покупал. К его коллекции организаторы добавили несколько работ Малевича, Родченко, Гончаровой: так показали, что авангардисты «вышли из усадьбы Голицыных» (свой личный дом Щукин в 1908-м открыл для визитов, и художники ходили туда питаться чужим вдохновением). Худгруппу «Бубновый валет» создали прямо в доме Щукина.

На фото: виртуальный визит по дому Щукина

Что касается «уроков триумфа»…

22 Матисса, 29 Пикассо, 12 Гогенов, 8 Сезаннов, 8 Моне…

Почти все это было куплено в Париже, сто лет отсутствовало и вот опять ненадолго вернулось в Париж.

Организаторы дополняли это богатство другими событиями. Устроили международный симпозиум длиною в жизнь (19-часовое видео доступно в ютюбе фонда)

«Виртуозы Москвы» дали концерт, Питер Гринуэй и Саския Боддек сделали к выставке видеоинсталляцию (см. любительскую съемку с экрана здесьи т.д.

А внук Щукина уже думает над проектом художественного сериала о дедушке: «Это уже другие масштабы. На первый сезон, десять серий, нужно 80 миллионов евро».

Чтобы покончить с бизнесом, надо напомнить, что щукинские вложения в живопись оказались дальновидными и с этой точки зрения: его коллекцию сейчас оценивают в 8 с лишним миллиардов долларов.

Все это богатство досталось России.

«Дед никогда не жалел о потере, — говорит Делок-Фурко. — Революция забрала у него картины, но он принял это как освобождение. И не страдал ностальгией. В конце концов, быть одним из величайших собирателей ХХ века — не так плохо».

Первым директором Музея нового западного искусства в 1923 году стала старшая дочь Щукина.

Он к тому моменту уже пять лет жил в эмиграции, в Париже. И старался обходить знакомых галеристов стороной: «Только купил несколько картин, чтобы повесить в квартире».

— В Париже у него была новая семья, новая жизнь… Очень комфортная и тихая, потому что деньги остались. Когда появилась на свет моя мать, ему было уже 65. К тому моменту он потерял в России почти все… И когда меня спрашивают, в чем секрет прозорливости деда, который так умел угадывать будущие шедевры, я отвечаю: может быть, для этого нужно прожить беду, потерять двоих сыновей, потерять жену, потерять брата…

Пикассо и Щукин: встреча двух руководителей

Но начинал Щукин, когда до трагедий было далеко. 80-е годы XIX века. В большой семье купцов-старообрядцев Щукиных картины собирают почти все. Сергей Иванович, правда, не коллекционирует, «и поэтому братья немножечко так его дразнят», говорит внук.

(Уже доказано влияние коллекционера Щукина на развитие живописи, теперь, пожалуй, пора проводить симпозиум «Влияние насмешек на формирование художественного вкуса С.И. Щукина». — Ю. С.)

«Его отец в 1884 году купил дворец Трубецких в Москве и подарил ему. И вот в этом доме Сергей Иванович начинает собрание, — говорит Делок-Фурко. — Сначала это для него хобби. К тому же в приличном доме должны быть картины. Младший брат живет в Париже как денди, расслабленно и широко, но у него очень хорошая коллекция импрессионистов. И он советует С.И… Для начала дед купил двух Сезаннов».

Потом в коллекцию попали почти все главные фигуры импрессионизма. Матисс писал для Щукина под заказ — специально для его дома. Жил в щукинской усадьбе. Он же свел Щукина с малоизвестным художником из Барселоны.

— Деду сказали: нужно все-таки, чтобы был один Пикассо в собрании. Ладно. Он купил, привез «Даму с веером» в Москву и не знал, где ее повесить. В итоге повесил в непарадном коридоре… Потом поймал себя на том, что придумывает поводы, чтобы пойти в коридор. Так он понял силу Пикассо и купил у него еще полсотни картин.

Дама с веером. Пикассо

«Но первая встреча у них вышла безрадостной, — улыбается Делок-Фурко. — После нее Пикассо набросал карикатуру на деда».

Причина — в столкновении равновеликих руководителей:

— Это была встреча двух боссов. Один очень богатый… Другой — совсем бедный, но он все-таки начальник этой шайки новой живописи. Сидит на Монмартре со своей группой. Взгляд какой! Они большие, он такой маленький матадор. Позади матадора стоят гиганты: Аполлинер, Брак…. Когда Пикассо было 16 лет, в Барселоне, он уже был начальником. Поэтому у него с Щукиным было равенство.

«Матисс старался поймать взгляд Щукина и ему угодить. А Пикассо совершенно не ждал взгляда Щукина, хотя и гордился тем, что такой известный коллекционер его покупает… Но между ними был только бизнес».

Картины из коллекции Щукина, объединяйтесь!

— А это последнее увлечение Щукина. Дерен. С 1910 по 1914-й он купил четырнадцать Деренов. Анна, куратор выставки (Анна Балдассари, бывший директор музея Пикассо. — Ю. С.), у нее такой характер непростой… В общем, она его тут не очень заметно повесила. Он во время войны сотрудничал с немцами, и она не может ему этого простить.

— А это «Таможенник» Руссо, «Муза, вдохновляющая поэта». Тоже у нас в Пушкинском висит, — говорит наша спутница, влюбленная, впрочем, в импрессионистов.

Муза, вдохновляющая поэта (Поэт и муза). Портрет поэта Гийома Аполлинера и художницы Мари Лорансен

— Да? — шутит ее спутник, глядя на расплывшуюся фигуру музы. — То-то поэт неизвестен…

Я тоже смеюсь.

— Это Мари Лорансен, художница, муза Аполлинера. Вообще-то она была худенькая… Когда у Руссо спрашивали, зачем он ее такой изобразил, он отвечал: у такого поэта, как Аполлинер, должна быть большая муза.

Разговоры о том, что у такой коллекции, как щукинская, должен быть свой, отдельный, большой музей, кажется, пока можно прекратить.

— Каждый раз, когда поднимается вопрос о том, чтобы обменяться и собрать в одном музее морозовскую коллекцию, а в другом — щукинскую, и в Москве и в Петербурге говорят: да-да-да, мы согласны! Только мы берем Щукина, — улыбается Делок-Фурко.

Но вот ради Парижа руководители двух крупнейших наших музеев договорились по вопросу Щукина.

Юрий Сафронов, Париж

досье

Щукин Сергей Иванович (1854—1936). Купец, финансист, коллекционер. В 1887 году начал целенаправленно собирать картины современных ему художников: символистов, импрессионистов, фовистов, кубистов… В своем московском доме (в особняке Трубецких в Знаменском переулке) к 1908 году устроил музей современной западной живописи. Коллекция Щукина (наряду с коллекцией И.А. Морозова) стала основой для Государственного музея нового западного искусства, существовавшего в Москве с 1923 до 1948 г.

В 2012 году стало известно, что в усадьбе Щукиных-Трубецких, которая теперь принадлежит Минобороны, устроили апартаменты для министра А. Сердюкова.

В 2013 году Ирина Антонова, директор ГМИИ им. Пушкина, выступила за воссоздание в особняке Трубецких Музея нового западного искусства, но инициатива не получила поддержки властей и коллег. В итоге министр культуры Мединский сообщил, что передачи коллекции не случится. Вместо этого Минкульт, как смог, создал за большие деньги виртуальный Музей нового западного искусства.

Парижская выставка «Иконы современного искусства — коллекция Щукина» проходила с 22 октября 2016 по 5 марта 2017 г. (продлили на две недели).https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/03/09/71725-ay-da-schukin

 

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *