Все главные тайны Константина Сомова — Артвести
Меню

Все главные тайны Константина Сомова

О том, как жилось

24 ноября 1918 года

Утром приходил Платер. Я ему показывал последнюю свою картину.

К 3-м зашел за Генриеттой и Владимиром Осиповичем [Гиршманами], и мы пошли пешком по Александровскому проспекту к [Николаю Павловичу] Рябушинскому; была чудная сухая погода. У Рябушинского есть красивые вещи. Чудесный мрамор Козловский, амур вроде Bouchardon’овских. Дуэт Boilly, прелестно написанный (бледно-розовое платье с зеленым лифом). Николай Павлович стал поить нас прекрасным французским вином, красным и белым, и это вино меня погубило — я через некоторое время совершенно опьянел и впал в полусознательное состояние. Сначала лежал на полу под Генриеттой, лежавшей на диване, говорил с ней и целовал ей руку. Потом Николай Павлович послал за обедом, но я обедать не мог, а полулежал в кресле около камина. Гиршманы ушли раньше, потом и я, полежав несколько времени на постели Рябушинского. Шел домой зигзагами: сознание боролось все время с полным avachissement (безволие (франц.). — Примеч. ред.). Дошел до дому пешком благополучно. Дома Женя меня раздел, Анюта принесла горячую бутыль под ложечку, и я сразу заснул. Для них я был забавный спектакль.

19 января, пятница / 6 января 1923 года

Не работал. Приезжала Женя Сомова из Царского и, сидя в моей комнате, досаждала своими обычными разговорами. Немного играл «Русалку» Даргомыжского, потом, когда она уехала, писал длинное письмо Мифу. После обеда читал Philarète Chasles’я «Révolution d’Angleterre» («Английская революция» Филарета Шаля. — Примеч. ред.). После 10-ти с Анютой и Димой пошли к Бенуа. Там нас нарядили в халаты, платки, Диме вымазали лицо жженой пробкой, все были в костюмах, и мы пошли в квартиру Коки. Начались танцы: сам Шура в смешных шароварах, цилиндре и в фантастических орденах танцевал польку. Тата Серебрякова — сочиненную Бушеном польку. Бушен сам тоже очень искусно танцевал. Русскую — Гагарины, брат и сестра. Потом общая кадриль. Я не танцевал, а смотрел. Потом чай в квартире Шуры. Всем примеряли листы с нарисованными небольшими фигурами (амур, Ева, Людовик XIV на лошади, сатир, Наполеон и т. д.) с прорезями для живых лиц. Было очень неожиданно и забавно. После чая молодой Гагарин пел, аккомпанируя себе на гитаре. Потом у Коки опять немного танцевали. Разошлись около 2-х часов ночи. Было очень много красивых: Гагарин, Юра, Кока, его жена, симпатичная Гагарина и другие. А я себя чувствовал таким старым, уродливым, и мне было чрезвычайно грустно весь вечер.http://www.theartnewspaper.ru/posts/4646/

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *