Табель о женщинах. — Артвести
Меню

Табель о женщинах.

 Петр Великий как икона русского феминизма.

Обычно в истории правило неизменно: чем труднее жизнь общества, тем более свободы оно дает своим женщинам. В нищете и тяжком труде все равны, как в бане. Высоко в горах, например, даже исламские общины наделяли дам куда большими правами, нежели в долинах, в том числе не настаивали на парандже. Но в России в правящем классе накануне петровских реформ таких обстоятельств не было, то есть революционные изменения в положении дворянок произошли по воле единственного человека. Нравы в целом следовали патриархальным наставлениям «Домостроя», предписывавшим держать женщин «в страхе Божьем» и определявшим «правильные» способы избиения женщин в семье.

Добрая, трудолюбивая и молчаливая жена, проживающая век на отдельной женской половине, не смеющая и в церковь сходить в одиночку, — образец для дворян буквально при рождении Петра. Унижение жен и дочерей, насилие над ними в такой семье скорее норма, а убийство могло окончиться для мужа просто церковным покаянием. Убийство мужа в таких отчаянных по нашим представлениям обстоятельствах по «Новоуказным статьям» 1669 года каралось закапыванием в землю живьем. Однообразный и архаичный женский гардероб элиты вполне соответствовал такому положению дел, понятие моды отсутствовало. Царствование Софьи свидетельствует, что в немалой степени элита была готова к изменениям, но сделать это удалось лишь Петру Великому.

Диссертаций на эту тему нет. Учитывая, что у нас даже о Большом терроре их практически нет, надежд, что кто-то опишет Петра Великого как икону русского феминизма, я и вовсе не питаю. Вот краткий и неполный обзор того, что наворотила его кипучая натура в этой области, при жизни одного поколения вытащив дворянок в сарафанах из теремов и специальным указом послав их всех без изъятия на ассамблеи в обязательных фижмах и куафюре.

В 1702-м Петр отменил рядные записи (юридически значимый список приданого) как обязательный документ при бракосочетании. Артикул 1715 года уже предусматривает обязательную смертную казнь за убийство супруги. Мужьям запрещена продажа жен, их самовольное клеймение и ссылка. Указы 1702-го и 1724-го запретили насильственную выдачу замуж. Невесте предоставили даже формальное право расторгнуть помолвку (хотя в жизни это право не прижилось, его и век спустя использовали для расторжения сговоренного обряда в особых обстоятельствах).

Всю жизнь последовательно утверждавший собственный произвол во всех сферах главным законом страны Петр Великий и свою неподдельную любовь к ставшей нашей императрицей крестьянке Скавронской сделал примером отношения полов. В истории европейских монархий случай беспрецедентный. «Однажды девчонку-невесту король издалека привез в королевство», — именно так сегодня представляется история Петра и Марты, и она куда сильнее истории Петра и Февронии, которую сегодня чуть не насильно пытаются ввести в моду. Понятно, что реальная история хуторянки и вельможного грубияна всегда интереснее сусального жития, в котором так мало от жизни. А в Европе, ставшей для монарха примером отношения к женщине, о таком лишь пели.

Разрешены браки лицам разных вероисповеданий. Кроме того, был введен обязательный интервал между помолвкой и свадьбой (не менее 6 недель). Молодые видели друг друга, бывали в гостях. В результате вскоре среди дворян появились реальные браки по любви, эти случаи известны.

В условиях церковного запрета на развод после откровенного примера окружавшего себя любовницами государя и его ближайших соратников появились сначала в столице, но вскоре и в провинции стали множиться внебрачные связи между дворянами. В дальнейшем они стали негласной нормой, появилась абсолютно революционная идея о любви вне брака.

Петр издал указы против социальной дискриминации незаконнорожденных, учредил для них приюты. Это эпизод мелкий, но он описывает вполне современный ход мыслей царя.

Ну и самое главное — немыслимая еще вчера публичная жизнь дочерей (с момента выхода в свет) и жен, ассамблеи, балы, мгновенное и повсеместное распространение моды как важной детали дворянского быта. Образование девочек стало обязательным (царские дочери и племянницы были в том первым примером), появилась читающая и пишущая женщина как социальный феномен.

Женщинам впервые открывается пусть и ограниченная возможность гражданской службы. Табель о рангах: «Дамы и девицы при дворе имеют, пока они действительно в чинах своих обретаются» следующие ранги — обер-гофмейстерина, действительная статс-дама, действительная камер-девица, гоф-дама и т.д. Был учрежден орден Святой Екатерины и создана корпорация кавалерственных дам по аналогии с закрытыми группами кавалеров мужских орденов.

Современницы Розы Люксембург готовы были биться за равноправие хотя бы и с наганами в руках. 8 Марта об этом вспомнят непременно. А ведь нашим активисткам стоило бы нести на демонстрациях портреты Петра Великого. Был ли в истории цивилизации хотя бы один правитель, который сделал для женщин столько же? И, видимо, они в душе отвечали ему взаимной благодарностью, составив самый преданный и многочисленный отряд сторонников его реформ, чарами любви и семейным авторитетом подвигая к ним своих мужчин? Ведь женщины, став жар-птицами, не хотели назад, в душный терем.      https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/03/05/75703-tabel-o-zhenschinah

Валерий ШиряевНовая газета

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *