Молодая девушка принесла в корзине $115 млн — Артвести
Меню

Молодая девушка принесла в корзине $115 млн

Продажа коллекции Рокфеллеров богата на рекорды

В Нью-Йорке на Christie`s только начались торги коллекции Дэвида и Пегги Рокфеллер, а она уже стала самой дорогой частной коллекцией, проданной с аукциона.

Трехдневный аукцион стартовал в зале Рокфеллеровского центра в Нью-Йорке и уже в первый вечер там был установлен рекорд. Сумма, вырученная на торгах, перешла порог в $600 млн, оказавшись значительно выше результата предыдущей «продажи века». Тогда коллекция Ива Сен-Лорана и Пьера Берже принесла последнему $443 млн.

«Молодая девушка с цветочной корзиной» Пабло Пикассо (1905), которую выставляли на прощание в Гонконге, Лондоне, Пекине, Шанхае и Лос-Анджелесе и в Париже на мартовском показе Christie`s, как и ожидалось, превысила эстимейт. Оцененная в $100 млн, она ушла за $115 млн — сделка оказалась, таким образом, одной из самых дорогих продаж Пикассо.

Пожелавший остаться неизвестным покупатель последовал примеру самих супругов Рокфеллер, которые не пожалели денег при распродаже бывшей коллекции Гертруды Стайн. Эта работа досталась им после спора с коллегами, закончившегося лотереей, определившей кто именно купит картину. С тех пор она украшала библиотеку в доме Рокфеллеров в Нью-Йорке. «Молодая девушка с цветочной корзиной», несомненно, не лучший Пикассо на свете, но настолько нехарактерный, что можно понять коллекционера, решившего обзавестись полотном.

«Кувшинки в цвету» Клода Моне, оцененные в $50–70 млн, принесли аукционистам $84,6 млн, превысив самый оптимистический прогноз. «Лежащая одалиска с магнолиями» Анри Матисса 1923 года тоже продана с невероятным успехом. С самого начала считалось, что с эстимейтом в $50 млн она станет самой дорогой аукционной работой Матисса, но результат превзошел ожидания. «Одалиску» купили за $80,7 млн.

Выставки коллекции стали событием культурной жизни нескольких стран. Во многих рецензиях выражали и разочарование «нормальностью» вкуса американских собирателей. Коллекция Сен-Лорана—Берже была гораздо более личностной, яркой и смелой. Конечно, Рокфеллеры слушали своих консультантов, заранее работая для того, чтобы вещи из их коллекции обогатили общественные собрания: либо в виде самих полотен, либо в виде вырученных за них сумм, которые уйдут Гарвардскому университету, Фонду Рокфеллеров и музею современного искусства Нью-Йорка МоМА. Однако нынешние торги, вернее, предварявшие их гастроли рокфеллеровского собрания могут оказаться последним случаем, когда нынешнее поколение получило возможность увидеть эти работы на стенах выставочных залов.https://www.kommersant.ru

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *