«По сути, наши коллекционеры живут прошлым, они собирают мертвецов. Они не участвуют в процессе», — сказал художник . Петр Авен поспорил с художником Дубосарским — Артвести
Меню

«По сути, наши коллекционеры живут прошлым, они собирают мертвецов. Они не участвуют в процессе», — сказал художник . Петр Авен поспорил с художником Дубосарским

Глава Альфа-банка, известный российский коллекционер Петр Авен не согласился с художником Владимиром Дубосарским в том, что коллекционеры должны покупать современных художников исходя из «моральных» и «гуманитарных» идей

Член совета директоров Альфа-банка и глава совета директоров холдинга ABH Holdings S.A. (основной акционер Альфа-банка) Петр Авен (№24 в российском списке Forbes с состоянием $4,6 млрд) ответил на слова художника Владимира Дубосарского о том, что современное русское искусство вторично и не развивается по вине российских коллекционеров. Видеоответ Авена записал и опубликовал журнал Forbes.

Ранее, в июне, Авен во время своего выступления на круглом столе с участием художников, критиков и коллекционеров в московской галерее современного искусства Frolov Gallery высказал мнение, что современное русское искусство вторично. Сам он присутствовал на заседании как коллекционер — Forbes отмечает, что бизнесмен владеет крупнейшей в России коллекцией русской живописи начала XX века.

После этого художник Дубосарский заявил, что во вторичности русского искусства виноваты отечественные коллекционеры. Его видеообращение к Авену также было опубликовано Forbes. По словам Дубосарского, русские художники не пользуются поддержкой на родине и со стороны отечественных коллекционеров, поэтому не известны миру и не развиваются.

В своем ответе Дубосарскому Авен отметил, что его «умиляет» позиция художника. «Все дают советы, что собирать и как собирать», — сказал он и пояснил: «Люди собирают то, что они хотят собирать». Сам же Авен, по его словам, никогда не будет покупать то, что ему не нравится.

Бизнесмен также отверг обвинение художника в том, что собирает только то, что уже гарантированно имеет художественную ценность. По словам Авена, он начал собирать свою коллекцию еще в начале 1990-х, когда художники, в коллекционировании которых его упрекает Дубосарский, Михаил Ларионов, Наталья Гончарова и представители художественного объединения «Бубновый валет» были «не вполне вписаны в русское искусство». «Третьяковка их не показывала, хотя что-то в запасниках было, они не были на слуху», — отметил коллекционер.

В качестве примера ​правильного поведения коллекционера он привел Павла Третьякова, основателя одноименной галереи. Главное отличие этого коллекционера от современных в том, что он ​собирал новейшее русское искусство без оглядки на популярность, не принимая в расчет коммерческие риски, считает художник. «Он покупал искусство исходя из гуманитарных и моральных идей», — сказал Дубосарский и добавил, что Третьяков «участвовал в процессе», несмотря на то что «коммерческие риски были колоссальны», и в этом главное достижение мецената. По словам художника, «когда люди без желания получить прибыль вкладывают в то, что они любят», они получают в награду «каким-то образом бессмертие».

Дубосарский в своем обращении упомянул и личную коллекцию Авена, сравнив ее с коллекцией русского мецената и предпринимателя Ивана Морозова, которая позже легла в основу собрания западноевропейской живописи Пушкинского музея.

«Если говорить про Петра Олеговича [Авена], то это, по сути, коллекция [Ивана] Морозова. Морозов собирал иностранных художников, и он собирал Бакста, Гончарову… То есть, по сути, ее [коллекцию Авена] надо было собирать сто лет назад, потому что тогда это были бы самые лучшие вещи», — сказал Дубосарский. По его мнению, сейчас такой подход вредит и современному искусству, и русским художникам. «По сути, наши коллекционеры живут прошлым, они собирают мертвецов. Они не участвуют в процессе», — сказал он.

По словам художника, когда коллекционер собирает зарубежных художников, его коллекционирование «не влияет на развитие искусства» и не имеет ценности, «потому что ценность имеют те коллекции, которые влияли на развитие искусства в свое время».

По словам коллекционера, большинство «замечательных» современных художников, таких как Гриша Брускин, Эрик Булатов, остались в рамках этого мира и «не смогли стать чем-то большим» и лишь немногие вроде Ильи Кабакова смогли выйти «за его пределы». «В этом трагедия «шестидесятников». Именно потому, что мир этот никому больше не интересен», — считает он.

По словам Авена, он также ранее покупал картины и скульптуры своих современников, однако ответа на вопрос, почему они не интересны мировым коллекционерам, не знает. «Так получилось, что большими художниками они не стали», — сказал бизнесмен.

По словам коллекционера, ему сейчас «интереснее» собирать «международную коллекцию», картины из которой не будут проигрывать мировым шедеврам, если окажутся с ними на одной стене. «Прошлое интереснее будущего», — считает он.

Тогда, отмечает Авен, он покупал этих художников «за бесценок», однако с тех пор их цена выросла даже не в пять, а в сто раз «именно потому, что они стали актуальными сейчас». «Дубосарскому кажется, что это искусство сегодня очевидно, но оно совершенно не было так очевидно тогда, и мне кажется, что коллекционеры, в том числе и я, формировали вкус и приоритеты. То, что сегодня Ларионов заслуженно считается великим русским художником, так же как и Гончарова, <…> — это во многом заслуга коллекционеров», — сказал коллекционер.

Однако, по словам Авена, не все коллекционеры собирают то, что гарантированно будет расти в цене. В пример он привел коллекции предпринимателя и президента международного культурного фонда BREUS Foundation Шалву Бреуса и коллекцию главы благотворительного фонда Tsukanov Family Foundation ​Игоря Цуканова и президента фонда «Екатерина» Владимира Семинихина, которые собирают искусство «шестидесятников».

По словам бизнесмена, они обладатели «замечательных коллекций», однако собирают искусство советского периода, который «никому не интересен». «Мира, которому посвящено это искусство, не существует больше», — сказал Авен.

В качестве примера произведения отечественного живописца, которое не проиграет мировым шедеврам, Авен привел картину «одного из немногих оригинальных русских художников» Аристарха Лентулова «Победный бой» из своей коллекции. «Если ее повесить рядом с признанными итальянскими художниками, она, как говорится, держит, она будет не слабее, чем они», — сказал он. По мнению собирателя, в России были талантливые художники, которых еще только предстоит оценить миру, — Врубель, Петров-Водкин, Ларионов.

Однако это, по словам Авена, скорее отдельные талантливые фигуры, но «важных художников, поменявших целый мир и создавших свои миры, у нас не было».

«Наше искусство вторично, потому что кроме авангарда, который мне очень не близок идеологически, действительно важных движений в визуальном искусстве у нас не возникло. У нас не было Матисса, у нас не было Сезанна, у нас не было Пикассо», — говорит член совета директоров Альфа-банка.
Автор: Наталья Демченко.

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/society/07/08/2017/5988483b9a79478182500085

 

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *