В российский прокат вышел фантастический боевик Джордана Вот-Робертса «Конг: Остров черепа» — перезапуск франшизы «Кинг Конг». Главную роль — капитана Джеймса Конрада — сыграл Том Хиддлстон.

В ожидании Тома Хиддлстона в лос-анджелесском отеле The Ritz-Carlton я вспоминала нашу последнюю встречу на киностудии Universal. Тогда я убедилась в том, что Том очень высокий и из-за своей худобы кажется еще выше. Он любит говорить, и слушать его — одно удовольствие, потому что он говорит как пишет. Том элегантно одевается и умеет казаться своим в доску, хотя весь насквозь оксфордско-кембриджский. Но то, что Том сова, я узнала только сейчас, когда он опоздал на нашу утреннюю встречу на целый час. Чтобы я не обиделась на него за это, Том признался, что замучил своей «совостью» съемочную группу «Конга». «По-настоящему просыпаюсь к полудню, а до этого я как лунатик. Но для роли Джеймса Конрада я каждое утро совершал подвиг. (Смеется.) Съемки обычно проходили в светлое время суток, и меня, как правило, вызывали на площадку в семь часов утра, а это означает, что в гостиницу за мной заезжали в шесть. Поэтому мои тренировки начинались в четыре утра! Можете себе представить, что это было для такой совы, как я? Меня тренировал бывший «морской котик» армии США, который с удовольствием проверял, на что я способен. (Смеется.) В конце концов я приобрел прекрасную физическую форму, мне самому очень нравится”.

Вы помните, как вам предложили роль капитана Джеймса Конрада в «Конге»?

Конечно, это было не так давно — в апреле 2014 года. Я снимался в картине «Багровый пик». Ко мне подошел продюсер Томас Тулл и сказал: «Мы думаем о том, чтобы снять еще один фильм про Конга». Он представил мне его как приключенческую картину — вроде тех, которые я любил смотреть в детстве. Когда я слушал Томаса, мною овладело чувство волнения, которое заложено в самой ДНК кинематографа. Ведь «Кинг Конг» вошел в историю, став культовым. Первый фильм был снят 80 или 85 лет назад — кажется, в 1933 году. В центре — великий Конг. Я его обожаю, он олицетворяет собой великие силы природы. Конг — альфа-хищник. Люди полагают, что могут вторгнуться на его территорию, но это всегда оборачивается трагедией. Я думаю, что все связанные с Конгом истории объединяет общая мысль: для того чтобы живая природа была в гармонии сама с собой, люди должны быть ее частью, как и звери.

Кто такой Джеймс Конрад?

Он бывший капитан спецподразделения SAS. SAS — это спецназ британской армии, который состоит из солдат высочайшего уровня подготовки. Конрад — специалист по поиску пропавших солдат, проведению спасательных операций и выживанию в джунглях. Его нанимают, для того чтобы он возглавил наземную экспедицию, потому что команде нужен человек, ориентирующийся в джунглях и знающий их. Для меня это был интересный и необычный проект, потому что я впервые играю главного боевика.

Вы, случайно, не сверхчеловек? Создается впечатление, что вы снимаетесь без перерыва и вам нужно разрываться между удаленными друг от друга площадками.

Да, порой приходилось срываться со съемок во Вьетнаме, где мы снимали «Конга», и лететь для участия в рекламе фильма «Ночной администратор». Тогда у меня не было ни одного выходного дня. Это было непросто, но я не сверхчеловек, просто я пью много кофе. (Смеется.)

Есть ли на свете такое место, где вы пустили корни?

Лондон — я живу там уже 15 лет. У меня там дом.

Но вы, должно быть, совершенно оторваны от лондонской жизни при такой работе?

Да, в каком-то смысле вы правы, потому что я часто бываю в разъездах. Но я не в претензии. Например, «Ночного администратора» мы в основном снимали в Марокко, немного на Майорке. Это такие замечательные, красивые места! Потом у меня был месяц отдыха, я поехал на Гавайи. Потом я был в Австралии и во Вьетнаме. Но с другой стороны, я очень привязан к своей семье, к своим старым друзьям. В последнее время мне редко удавалось навещать их.

Вам, наверное, сложно просто прогуляться по лондонской улице, не привлекая к себе внимания?

Стараюсь, насколько мне это удается, быть совершенно обычным человеком

Может быть, вы и стараетесь, но многие не считают вас обычным человеком.

Да, но я пытаюсь вести обычную жизнь и не отвлекаться на все это. Иногда хожу в кафе, брожу по улицам и люди не обращают на меня никакого внимания. Иногда. (Смеется.) Как правило, люди ведут себя очень уважительно, и потом, у каждого человека есть потребность куда-то пойти. Одна из моих сестер получила диплом акушерки. Она работала в больницах, принимала роды вместе с другими медсестрами и врачами. И она рассказывала, как всем им важно было иметь такое место, где бы они могли уединиться. Если ты врач, то у тебя есть чувство долга и обязательства, но тебе нужно иметь свой угол, где бы ты мог расслабиться, отдохнуть.

Вы хотите сказать, что втайне от всех принимаете роды?

Нет, этим занимается моя сестра. (Смеется.) Но мне нравится ваше предположение. Лондон — это место, где я чувствую себя дома. С ним связано много воспоминаний. С другой стороны, с Лос-Анджелесом меня тоже связывают воспоминания. Я всегда считал этот город очень оптимистичным, творческим местом. Сюда приезжает много людей для того, чтобы создать нечто особенное. Здесь такая энергия, от которой подпитываешься. Я жил здесь в течение года, потом переехал в Нью-Йорк. Кроме того, я довольно долгое время провел в Париже, когда был двадцатилетним. Я много где жил, но в данный момент так уж случилось, что мой дом — это Лондон.

Как вам удается выглядеть на экране таким чистым и опрятным в то время, когда все остальные персонажи грязные?

Вы просто еще не видели весь фильм. На мою долю тоже выпало немало. В конце съемок во Вьетнаме мы провели три недели на болоте. И каждый день мне приходилось бегать по этому болоту. И это вам не голливудское болото, где нет никаких паразитов и искусственно поддерживается благоприятный микроклимат, где работают кондиционеры. Это самое настоящее болото. Поэтому я был мокрым и замерзшим, и на мне кишели паразиты, которые забирались под гидрокостюм. Так что мне есть что вспомнить!

Как вам работалось с режиссером Джорданом Вот-Робертсом?

Замечательно. Он словно музыкальный инструмент, который тонко настроен на этот фильм. Именно он предложил, чтобы действие происходило в 1970-е годы. И это потрясающая идея, потому что начало 1970-х — время, когда в Тихоокеанском регионе еще были неизвестные людям острова. НАСА только начинало фотографировать Землю из космоса. Но кроме того, была совершенно особая политическая обстановка и особое представление о том, что значит быть солдатом. Для многих стало очевидно и то, что в фильме открываются прекрасные перспективы для музыки. И вместе с тем у нас была возможность придумать что-то такое, чего люди еще не видели. Я помню, Джордан прилетел ко мне, когда мы записывали музыку к фильму «Я видел свет». Мы обедали вместе, и он рассказывал мне о «Конге». Мы с ним ровесники, росли в одно и то же время, смотрели одни и те же фильмы: «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега», «Индиана Джонс и Храм судьбы», «Парк Юрского периода». Это все захватывающие дух фантастические приключенческие картины, которые подпитывают ваше воображение. Джордан умеет создавать незабываемые образы, у него новаторские идеи и представления. Обратите внимание на невероятную цветовую гамму в фильме. На съемках мы чувствовали себя причастными к чему-то большому, опасному и завораживающему. Но у нас были творческие идеи, которые мы бесконечно обсуждали. Главная из них заключалась в том, чтобы возродить нашу потребность в мифе. Людям необходимо верить во что-то большее, чем мы сами. Этой потребностью объясняется наша тяга к космосу, к океану, к миру природы. Мы любим открытия, мы хотим познать величие нашей планеты, нашей вселенной. Вот почему мы так любим Конга. Мы говорили о нашей потребности смириться перед природой, а Конг является ее символом. Он как синий кит или бенгальский тигр. Это большие животные, которые вселяют в нас ужас, но в то же время они прекрасны и необходимы нам.

Сейчас 2017 год, многое изменилось. 

Фильмы всегда вступают в диалог со своими современниками. Иногда имеет смысл говорить как бы из прошлого, чтобы голос был не слишком громким и чтобы он был лучше услышан. Еще одна тема фильма — современные технологии. Бри Ларсон играет антивоенного фотографа, и на острове она единственная, у кого есть камера. Героиня Бри делает снимки, которые могут изменить весь остров. Тема новейших технологий, их плюсов и минусов сейчас очень актуальна. К техническому прогрессу нужно подходить аккуратно и ответственно.

Есть ли эпизоды, в которых вы снимаетесь вместе с китайской актрисой Тянь Цзин?

Да. Она восхитительна, очень остроумна. У нее потрясающе развита интуиция, и она умеет без усилий и быстро входить в образ. С Цзин легко играть. В ней есть что-то гипнотическое, когда эта актриса в кадре, происходит нечто необычное, волшебное. Одним словом, она очаровательна.

Значит ли это, что у вас с Тянь Цзин возникли особые отношения?

Знаете, Месмер считал, что люди выделяют флюиды, которые позволяют им устанавливать телепатическую связь друг с другом. Но в кино можно ограничиться просто «химией» — у нас с Тянь Цзин она, безусловно, возникла. И это здорово.

Полная версия интервью: http://www.tele.ru/stars/interview/tom-khiddlston-ya-ne-sverkhchelovek-prosto-pyu-mnogo-kofe/2/

от artvesti

АртВести - новости культуры, афиша, актуальные интервью и репортажи, передачи и фильмы об уникальных авторах, выставки, фестивали, концерты, спектакли, онлайн-аукционы и продажи предметов искусства, лекции, мастер-классы и др. Купить картину, продать картину, а также любые произведения современного или антикварного искусства. Уникальный ресурс для продвижения авторов и реализации их произведений. Редакция. По вопросам рекламы и сотрудничества звоните, пишите: WhatsApp +7(915)-111-89-88, info@artvesti.ru

Добавить комментарий