ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ВИДЯТ МИР ИНАЧЕ… ТАНДЕМ METU – Артвести
Menu

ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ВИДЯТ МИР ИНАЧЕ… ТАНДЕМ METU

С Сандро Травкиным я познакомилась в 2010 году в Улово в Творческой лаборатории Андрея Попова, все приехали что-то ваять, творить. А у нас с Сандро уже тогда организовался творческий тандем- мы готовили на всех. Это было так круто, вечером на закате мы резали огромный чан овощей, потом разводили костер и на живом огне готовили. Много разговоров за нашим общим с ним делом, много творческих идей, смеха.

Потом наши пути разошлись, но мы следили за жизнью друг друга через социальные сети. Сандро стал жить в Тае со своей девушкой Юлей, они купили лодку и их жизнь превратилась в невероятные приключения. Я вдохновлялась ими.
И вот однажды я узнала, что случилась беда и Юля полностью потеряла зрение потеряла зрение. Я не буду писать о переживаниях и аде, я хочу написать, что Сандро с Юлей невероятные удивительные герои, которые смогли даже недуг преобразовать в волшебство, разделить зрение на двоих, создать невероятный тандем и продолжить творить в полной темноте.

Юля создает уникальные картины различными техниками, на непонятном мне уровне передает Сандро цвет, в котором она их видит, и он их разукрашивает. Для меня это истинное волшебство в наше время и подвиг, когда человек не опустил руки, а сумел трансформировать свою боль в новый виток творчества.

Приглашаю вас окунуться в эту историю с самого начала.
Сандро: «Получилось так, что я всегда был близок к творческой тусовке. Моя мама – художник по костюмам, и все мое детств прошло за кулисами во МХАТе и в различных мастерских. Можно сказать, что творчество я впитал с молоком матери, а в юношестве оно перетекло в любительские спектакли и фильмы.

Первым большим опытом в рисовании стала старая машина «Волга», это было лет 10 назад, которую я раскрасил в стиле Кандинского (это мне потом рассказали, а так – была чистая импровизация). Я всегда был больше организатором художеств, чем непосредственным исполнителем. Делал выставки, фестивальные пространства, где много художников, музыкантов и всяческих творческих личностей, собственно создавали руками настроение и моменты. Я легко и с удовольствием работаю руками это умение ко мне перешло по наследству от папы и дедушки, но оформление красками всегда старался доверять профессионалам. Так и началось наше взаимодействие с Юлей Мироновой – она делала дизайн нашего фестивального пространства, которое называется «Катавасия».

Но все изменилось после того, как она потеряла зрение. Мы, кстати после этого поженились, продолжали творчество, но только спустя год нашли технику, которая позволяет ощущать вслепую объем и контуры, не смазывая их. Но после высыхания они превращались в грязные разводы, хотя скульптурная часть прекрасно выходила. Стало понятно, что их нужно красить отдельно, эту часть творчества я взял на себя, как собственно резать формы, делать подрамники и много еще что.
У Юли есть художественное образование и она определяет, как красить, учит меня каким-то приемам, и я передаю ее задумку в цвете.»

Юля: «Я из числа тех снобов, которые уверенны, что талант это 10 процентов врожденных данных, плюс 90 процентов работы. Логично же, что даже если бесконечно талантливый человек не будет ничего делать, то ничего и не получится. Ну, и наоборот.


Живя в настоящем моменте, или, по крайней мере, стремясь к этому состоянию – здесь и сейчас, я нашла для себя некий набор условий, которые могут благоприятно влиять на эффективность процесса создания чего-либо. Они не универсальны для всех и каждого . Но иногда одни и те же действия приводят к положительному результату созданию нечто из ничего.

Сколько себя помню, мои родители меня всячески поощряли в творчестве, начиная с рисунков на обоях, мебели, себе. Я до сих пор считаю тот период самым продуктивным и творческим. Кажется, у многих на этом все и заканчивается, – мне повезло больше: папа с мамой запаслись бумагой, красками и терпением, стали водить меня во всяческие художественные школы, кружки, так что, дороги назад уже не было.


Потом был колледж, институт. Там у меня было действительно много талантливых наставников и учителей. Нас учили видеть цвет, чувствовать форму, понимать композицию… и прочие академические занудства. Важно то, что нас не только пичкали прописными истинами, но и заставляли творить, мыслить и выдумывать, – насколько этому можно научить.

И все-таки, у всех этих этих школ нет универсального ответа на вопрос – Как творить?
Бывает такое состояние, когда идеи так и лезут наружу, как в детстве. Они, как бы, используют тебя, чтобы проникнуть из мира идей в мир людей. Зачем-то им это необходимо. А мы работаем проводниками, как радиоприемники. Ну, тут уж – у кого какая антенка. Я выбираю быть чуткой антенной и тонкой струной. Стараюсь не мешать форме появляться самой.

В моем понимании, творчество – это некое подключение к пространству идей. Главное – обращать внимание на эти моменты и, пропуская через себя эту творческую волну, научится выражать ее в форме, цвете, музыке, словах – у каждого свой инструмент. Моими инструментами, пока я могла видеть, были линия и цвет на плоскости холста. О чем были картины сложно сказать, – я любила полуинтуитивное творчество, оно до сих пор кажется мне самым настоящим.

Что я теперь могу?
Часто у людей, которых я встречаю возникает вопрос –«Как же я теперь живу?» Наверное, самое подходящее определение – «неудобно». Ну или не так удобно, как раньше. Некоторые мои друзья пробовали пожить как я, хотя бы немного, чтобы понять и прочувствовать как это, – находиться в полной темноте. Один товарищ не вписался в проем, наступил в суп и заблудился в своей квартире, другой испытал неотступные сомнения ведомого, сковывающее недоверие к ведущему и прочие неудобства существования в ограниченных условиях. Думаю, подобная практика может оказаться полезной как минимум для того, чтобы в очередной раз порадоваться всем своим расчудесным органам чувств.

Между прочим, посмотрите фильм «Последняя любовь на земле». Для меня, кроме прочего, этот фильм о том, что все не так страшно если ты не один. Если рядом есть кто-то, кто подбодрит, рассмешит, вытрет слезы, даст пинок под зад, заварит чай, предаст жестокой критике все, что ты делаешь. И расскажет всем, какой ты гений и молодец. Мне повезло у меня есть друзья и Сандро. Не забывайте, что вы уже счастливы с тем, что у вас есть, в том месте, где вы сейчас находитесь. В общем «Carpe diem», друзья, ну и «Memento mori», она тоже часть цикла, как ни крути.»

Недавно у Сандро и Юли была персональная выставка «Отголоски темноты на кончиках пальцев», где каждый желающий смог с завязанными глазами почувствовать, как художница «видит» картины в абсолютной темноте. Это был удивительный новый опыт.
У ребят появилось недавно название их тандема- METU, именно так вы сможете теперь их найти в социальных сетях. Кроме того, в планы ребят входит создание творческой артрезиденции для инвалидов. Но об этом читайте в следующей статье о них.

Художник и арт-обозреватель Саша Чурилова.

Leave a Reply