Фото: ТАСС

Более 90% российских аукционов по продаже предметов искусства и антиквариата проходят на международной онлайн-платформе Bidspirit, годовой оборот ее российской площадки достиг $70 млн.

В 2012 году в одном из сетевых тель-авивских Arcaffe трое программистов обсуждали новый способ торговли искусством. Экспертом по нему никто из присутствовавших не был, но это их не очень волновало: обороты артаукционов росли и с помощью технологий расширения аудитории могли вырасти еще больше. А опыт создания и раскрутки таких технологий у собравшихся был.

Экс-сотрудник Microsoft Арбель Раз создавал в США сервис по поиску владельцев заброшенных email-адресов, а в Израиле налаживал локацию абонентов старейшего мобильного оператора Pelephone. Его друг и коллега, нелюдимый Земер Авиталь, занимался облачной синхронизацией мультимедийных приложений в TriPlay и помогал делать интерактивными телешоу в Orca Interactive.

А выпускник Иерусалимского университета Александр Киселевский, работая в американском софтверном гиганте Amdocs, поставлял российским мобильным операторам ПО для биллинга.

С Арбелем они познакомились на технологическом форуме, где выяснилось, что у Раза тоже есть опыт работы в России: крупная израильская компания Flash Networks, где он работал, помогала МТС монетизировать трафик. Знакомство оказалось плодотворным: спустя восемь лет русский арт-рынок будет приносить их общему стартапу, агрегатору аукционов Bidspirit, 20% оборота.

«Новая недвижимость»

Идея собрать аукционы на единой сетевой площадке, сделав их демократичнее, на тот момент уже не была уникальной. По подсчетам Artprice и Artron, в 2012 году объем мирового аукционного рынка составил $12,269 млрд, причем 42,6% из них принесли Sotheby’s и Christie’s, активно выводившие свои торги в онлайн, еще 41,4% — чуткий к технологиям Китай. Аукционные дома Израиля все чаще продавали искусство и антиквариат на онлайн-агрегаторах Invaluable и LiveAuctioners, установивших дуополию на арт-рынке США. Но в целом рынок искусства оставался таким же, каким был всегда, — узким, закрытым и элитарным. Создатели Bidspirit решили, что их наработки помогут привлечь на аукционы новых покупателей.

В конце 2012 года, незадолго до регистрации Bidspirit в Израиле, Арбель Раз и Земер Авиталь получили американский патент на технологию отслеживания эмоций и поведения ТВ‑и интернет-аудитории в реальном времени с помощью датчиков. Примерно тогда же Раз и Авиталь учредили компанию Livingrid, которая предлагала веб-издателям и телевещателям механизм визуализации массового зрителя спортивных и реалити-шоу, концертов и игр.

Графический HTML-плагин, который они разработали, позволял каждому зрителю трансляции выбрать себе кастомизированный аватар, который может жестикулировать, публиковать сообщения, перемещаться в толпе чужих аватаров и взаимодействовать с ними. Например, если вам не нравится выступление артиста, ваш аватар может закидать его виртуальными помидорами, а если нравится — цветами.

В 2013 году компанию переименовали в Vodience (Virtual Audience — виртуальная телеаудитория — Прим. Ред.).

Разработчики продвигали технологию как способ «значительно увеличить время потребления контента» на телевидении и «сократить отток абонентов» телешоу. Ее же рекламировали как генератор новых доходов: виртуальную арену Vodience, способную привлечь на шоу толпу реальных зрителей в виде аватаров, предлагали продавать рекламодателям и спонсорам как «новую недвижимость».

Заинтересовать телевещателей, видимо, не удалось: с 2019 года сайт Vodience доступен только в веб-архиве, а страница Livingrid на Facebook не обновлялась с момента своего создания в 2012 году. Но в Bidspirit идея, наконец, выстрелила.

 

BidspiritРеклама технологии Vodience на архивном сайте компании.

Геймификация торгов

Компания Bidspirit (R. A.) Ltd. была зарегистрирована Минюстом Израиля в 2013 году. Как и в случае с Vodience, ее ноу-хау заключалось в том, что участник онлайн-торгов после регистрации конструирует себе внешность из готовых элементов (пол, черты лица, прическа, одежда), после чего аватар занимает место в виртуальном зале аукциона — в пестрой толпе аватаров других участников торгов.

Таким образом, войдя в зал в образе условного «Шерлока Холмса», вы видите поведение других людей и, делая ставки, можете взаимодействовать с ними. Это возбуждает в вас азарт, где бы вы ни находились. По сути, речь идет о геймификации торгов и о превращении аукциона в международную анимированную соцсеть.

«Нас отличало то, что мы были уже немолоды и очень осторожны, — вспоминает Александр Киселевский. — Мы прекрасно понимали, что исходить нужно из потребностей рынка, а не из честолюбивого желания создать космическую технологию. Изучив функционал Invaluable и LiveAuctioneers, мы поняли, что нам не нравится “сухость” и отсутствие интерактивности. Мы поставили задачу ввести в технологию торгов абсолютно новые мультимедийные элементы».

Первыми инновационный интерфейс Bidspirit оценили израильские аукционные дома, которые специализируются на разных сегментах коллекционирования, от иудаики до драгоценных камней. Плюсом была и локализация: сайт Bidspirit поддерживал иврит, в службу поддержки было реально дозвониться и с клиентами поначалу общались сами владельцы бизнеса.

Все это помогло Bidspirit плавно влиться на уже поделенный аукционный рынок Израиля, быстро подмять его под себя и, обкатав технологию дома, начать внешнюю экспансию.

Гендиректором материнской компании стал ее идеолог Арбель Раз, российское подразделение возглавил Александр Киселевский.

BidspiritДемонстрация работы интерфейса Livingrid. Крайний справа вверху — Арбель Раз

Соцсеть для олигархов

«По образованию я математик, начинал в конце 90‑х как программист, но достаточно быстро сделал бизнес-карьеру, — рассказывает он “Компании”. — Когда я оказался в России в 2004 году, здесь начался расцвет операторов связи. Это было непаханое поле, я внедрял и продавал продукты Amdocs, на базе которых “Вымпелком” и “Ростелеком” до сих пор выставляют счета».

Опыт продаж воспитал в нем способность «держать» внимание статусной аудитории. Сейчас, рассказывая студентам о технологиях онлайн-аукционов, он признается, что не очень понимает в искусстве, но как аукционист может говорить о нем часами, побуждая участников делать ставки.

В Россию платформу Bidspirit Киселевский привез в том же 2012 году, когда она заработала в Израиле. Без связей и партнерских отношений на арт-рынке ему пришлось нелегко.

«На тот момент в России было порядка 15 аукционных домов, которые в большинстве своем выросли из “Гелоса”, — вспоминает он. — Каждый имел классическое консервативное видение своей деятельности: около 30 человек запираются в зале на междусобойчик, и это всех устраивает. Чего я только не наслушался: “Наши люди через интернет участвовать в торгах не будут”, “Зачем нам интернет, у нас и так все хорошо” и так далее».

Убеждать рынок пришлось три-четыре года, и Киселевский уже начал отчаиваться.

«Нашим первым клиентом стал аукционный дом “Империя”, — продолжает Киселевский. — Его генеральному директору Алексею Кудию было чуть больше 30 лет, и он был готов к экспериментам». Аукцион, который Bidspirit транслировала в сеть, был обычным, и все лоты на нем тоже были проданы оффлайн. Тем не менее опыт сочли удавшимся, потому что через интернет были сделаны первые ставки. Вскоре начались и продажи. Через несколько месяцев к Bidspirit присоединились «Русская Эмаль», «В Никитском» и вышедший из него «Литфонд», «Антиквариум».

«Гелос» — один из первых в России аукционных домов, основан в 1998 году.

«Русская Эмаль» — Крупный аукционный дом по торговле антиквариатом, основан в 1999 году

«В Никитском» — лидер по продажам книг, рукописей, автографов и плакатов.

«Литфонд» — позиционирует себя как занимающий около 60 % рынка с доходностью более 120 %, ключевое направление — «Антикварная книга».

«Антиквариум» — крупный аукционный дом, с 2013 года торгует антикварными книгами, иконами, фарфором и стеклом, живописью.

«Первые проданные предметы точно не были дорогими, в пределах 10 тысяч рублей, но после первой продажи мы точно напились», — рассказывает Александр.

Однако решающий толчок продажам на платформе дали прямые неформальные контакты с российскими миллиардерами.

«Последняя моя стратегическая должность (перед уходом в Bidspirit. — Прим. Ред.) была вице-президент американской Gulfstream Aerospace Corporation, — рассказал “Компании” Александр Киселевский. — Я был их представителем в России и продавал самолеты людям, у которых было больше $200 млн, так как самолет стоит примерно $50 млн. Почти все они увлекаются искусством. Обычно, заходя в кабинет к такому человеку, ты видишь там маленький музей. Каждый коллекционирует что-то свое: братья Ананьевы собирали соцреализм, Алекперов создал музей нумизматики. Иногда у нас бывали перелеты Москва — Нью-Йорк, в полете надо о чем-то общаться, и я открыл для них мир российских онлайн-аукционов. Благодаря этому карьерному витку все владельцы частных бизнес-джетов подсели на Bidspirit еще где-то в 2017 году. Теперь им пользуется весь список российского Forbes».

 

Александр КиселевскийАлександр Киселевский в Gulfstream G650 (из рекламы российской Bidspirit). Судя по значку бизнес-джета на лацкане пиджака, здесь он фигурирует как представитель «Гольфстрим Аэроспейс». Фото предоставлено Александром Киселевским

«Названия у нас не очень сексуальные»

Сейчас российская площадка Bidspirit объединяет порядка 180 аукционов, галерей и магазинов. Как утверждает сам президент российской Bidspirit, через агрегатор работает 99,9% аукционных домов, торгующих изобразительным и декоративно-прикладным искусством (включая современное), антикварными книгами и монетами, филателией и филокартией. «Все русские аукционисты пользуются Bidspirit 24 часа в сутки, — говорит он. — Могут ночью позвонить с пляжа на Сейшелах и сказать, что у них там с мобильным интернетом сайт медленно грузится».

Продажи за 2020 год на русской платформе Bidspirit, по ее собственным данным, выросли на треть и составили $70 млн — пятую часть от мировых продаж агрегатора. Это больше всего оборота российского арт-рынка за 2019 год, который Deloit Art&Finance оценил в $40,4 млн. «До 2019 года через нас проходили лоты общей стоимостью примерно на $40 млн в год, — подтверждает Киселевский, — сейчас продажи выросли почти вдвое».

На фоне таких цифр структура бизнеса Bidspirit выглядит довольно закрытой. По данным израильского Минюста, 93% акций материнской компании принадлежат Арбелю Разу и Земеру Авиталю, еще 7% у владельца небольшой керамической фабрики из Беер Шева Yahu Clay Ltd. — Ягу Авиталя.

Однако гендиректор материнской компании Арбель Раз от ответов на вопросы «Компании» об истории основания Bidspirit воздержался, предложив задать их руководителю российского подразделения Александру Киселевскому. А тот, в свою очередь, дал понять, что, написав в Израиль, мы искали основателей бизнеса не по адресу.

Вложения в проект на первом этапе сам Киселевский оценивает в $500 тысяч и говорит, что почти все они ушли на развитие технологической основы. «Компания никогда не финансировалась извне, это были наши собственные деньги, мы к тому времени достаточно хорошо зарабатывали», — объясняет он. Единственным участником — не программистом — стал отец Земера, тот самый Ягу Авиталь.

По словам Киселевского, партнеры входили в бизнес равными долями, причем у него самого есть 50 % в российском подразделении и доля в материнской компании. Однако в израильском списке акционеров Bidspirit Киселевского нет. Он объясняет это тем, что на момент основания занимал должность в международной корпорации (вероятно, Gulfstream Aerospace Corporation. — Прим. Ред.), поэтому его участие не афишировалось. Возможно, его долю в форме опциона держит израильский ESOP Management & Trust Services Ltd. — это менее 2 % акций Bidspirit.

Раскрыть «Компании» юрлица, через которые агрегатор работает в России, руководитель отказался. По его словам, «Bidspirit имеет гибкую структуру. Некоторые российские клиенты имеют прямые договора с материнской компанией в Израиле, некоторые с российским ООО, некоторые с российским ИП, некоторые с кипрским отделением».

«Названия у нас не очень сексуальные, не хочу их называть, — мотивировал бизнесмен. — Они не звучат как  “Bidspirit”. ИП — там естественно фигурирует фамилия Киселевский. Но я совершенно не понимаю, зачем это все писать».

В российских реестрах и системах раскрытия информации ИП «Киселевский Александр Михайлович» и обладателей такого ФИО среди собственников юрлиц «Компания» не обнаружила. Израильский офис Bidspirit (R. A.) Ltd. по адресу: Dov Friedman, 9, в Рамат-Гане, судя по панораме Google, зарегистрирован в жилом доме. С Земером Авиталем связаться не удалось.

Bidspirit и пустота

Процент, который Bidspirit берет с аукционов, зависит от маржинальности сегмента и составляет, по словам Александра Киселевского, 3–5 % от продаж. Кроме того, есть минимальная комиссия за аукцион и отдельная плата за размещение каталога.

Большинство лотов книжных или нумизматических аукционов стоят недорого — есть лоты даже от 100 рублей. Но случаются и топовые продажи, в основном в сегменте живописи и декоративно-прикладного искусства. Например, в июле на аукционе «Литфонда» за 12 млн рублей был продан ларец, подаренный кайзером Вильгельмом на коронацию российскому императору Александру III, в июне скульптура Врубеля «Девушка в венке» на том же аукционе ушла за 12 млн рублей.

При этом заочные ставки клиентов (ставки, сделанные через интернет, по телефону или на бланке заочного участия — Прим. Ред.) Bidspirit аукционным домам не передает, что снижает возможность махинаций и искусственного завышения цены. Экспертизой подлинности и гарантиями платежей площадка не занимается. «Мы лишь предоставляем технический инструмент, позволяющий участнику участвовать в аукционе онлайн», — говорит он.

Бизнес агрегатора вообще выглядит на редкость привлекательно. «Аукционный дом обязан продать в день торгов совершенно определенное количество лотов, иначе он прекратит свое существование как убыточный, — объясняет специфику президент Bidspirit. — Галерея или аукционная площадка имеет совершенно другой бизнес, для галереи аукцион — это еще один, второстепенный канал продаж. Электронная площадка зачастую вообще не несет расходов даже на складирование предметов, так как не имеет у себя ни помещений, ни этих предметов».

Тем не менее конкурентов у Bidspirit в России не видно.

«В России мы монополисты, в России кроме “Бидспирита” нет и, я надеюсь, не будет другого агрегатора, который занимается всем», — уверенно заявил Киселевский минувшим летом, выступая с лекцией в Школе аукционистов.

Причинами он называет равноудаленность израильской площадки от игроков российского арт-рынка, защищенность ее технологий и неготовность других компаний в них вкладываться.

«На российском рынке с завидным постоянством раз в год появляется компания, позиционирующая себя как конкурент Bidspirit, — говорит хозяин площадки. — Запала у нее хватает примерно на полгода, и это происходит по нескольким причинам. Платформа Bidspirit — достаточно дорогая технология, только на заре создания в нее было влито $500 тысяч. Все, что до сих пор появлялось, было написано на скорую руку, на коленках, с абсолютным непониманием архитектуры подобных решений. Разумеется, клиентов у таких платформ было ноль, и им абсолютно нечего было предложить рынку, кроме того, что они предлагали работать параллельно Bidspirit, демпингуя в надежде переманить пользователей».

Конкурентами Киселевский считает только глобальных агрегаторов — Invaluable и LiveAuctioneers — и страновых монополистов, таких как Lot-Tissimo в Германии и Druot во Франции. «В России единственный аукционный дом, который ведет онлайн-торги на своей площадке, это Vladey, — утверждает он. — Остальные проводят в интернете аукционы своих галерей на самописных движках поколения 90‑х годов».

Не превращается ли Bidspirit в монстра, способного диктовать условия аукционным домам в ущерб их интересам? Киселевский утверждает, что нет.

«Компания не ведет агрессивной маркетинговой политики, не меняет условий со дня выхода на рынок, условия входа и выхода с площадки для всех одинаковы. Это не массмаркет, а очень нишевая платформа, поэтому и количество потенциальных конкурентов очень и очень небольшое. Если появится другая независимая платформа и приведет на рынок новых потенциальных покупателей, это будем приветствовать не только мы, но и весь рынок».

BidspiritИнтерфейс онлайн-аукциона на Bidspiri

Аукцион на диване

Выступая перед студентами, глава русского Bidspirit рассказывает, что агрегатор хранит информацию обо всех торгах, совершенных на площадке за последние 10 лет. Может ли площадка использовать массив «больших данных» о покупках и интересах покупателей для прямого заработка — например, подключиться к торгам через собственный аватар и манипулировать ценой, задирая ставку? Участники рынка считают подобное развитие событий маловероятным.

«На Западе такое немыслимо, — говорит Екатерина Макдугал, основатель лондонского аукционного дома MacDougals. — Конечно, на подобной платформе покупатель может оставить заявку, так же как он это делает у аукциониста, тогда от его имени площадка будет биться, пока заявка не исчерпана. Но делать ставки до бесконечности невозможно. Сколько я себя помню, ходят подобные разговоры, что аукционы искусственно подбивают покупателя повышать ставки, и неважно, речь идет о независимой площадке, торгах по телефону или в реальном аукционе в зале. Я не могу это комментировать. Мне, как аукционисту, это кажется нелогичным: покупатель может в любой момент остановиться, и что дальше?»

По словам Киселевского, помимо России и Израиля, Bidspirit доминирует на арт-рынках в Италии и Португалии, а там, где не доминирует, — зарабатывает тем, что приводит на местные аукционы русских и израильтян.

В планах у российской Bidspirit — вывод онлайн-аукционов на телевидение в формате «аукциона на диване».Технологии Раза Авиталя, запатентованные в США и обкатанные в интернете, сделать это позволяют. Возможно даже, что российские телевещатели окажутся более восприимчивыми к новой идее, чем зарубежные клиенты Livingrid/Vodience. Но для выхода на федеральные каналы понадобится админресурс, и тут бывшему продавцу бизнес-джетов наверняка пригодятся знакомства времен Gulfstream Aerospace.

Материнская компания в Израиле, судя по ее интерфейсу на иврите, развивается в другом направлении: там продают с молотка не только иудаику, искусство и антиквариат, но и автомобили, недвижимость, оборудование для бизнеса. Похоже, Арбель Раз и Земер Авиталь решили построить что-то вроде аукционной «экосистемы».


Уйдет ли искусство в онлайн?

Эксперты и участники российского арт-рынка — об экспансии Bidspirit, переделе рынка и влиянии пандемии на развитие новых форм торговли искусством.

 

  1. Как вы оцениваете положение дел на российском рынке искусства сейчас? Удалось ли аукционным домам выжить, несмотря на пандемию?
  2. Можно ли сказать, что онлайнформаты аукционов окончательно победили? Что ждет привычные очные аукционы и какие перспективы у онлайна?
  3. Можно ли сказать, что аукционные дома постепенно попадают в зависимость к платформе-агрегатору онлайн-торгов Bidspirit?
  4. Можно ли сформулировать некий рецепт успеха: как выжить аукционному дому в современном мире? 

 

Константин Бабулин, генеральный директор аукциона Artsale.Info:

 

  1. Как ни странно, ситуация на отечественном рынке сейчас нормальная. Продавцы продают, покупатели покупают. Это всегда вопрос наличия хороших картин и адекватных времени цен на них. И то и другое сейчас есть. Конечно, сложности, связанные с пандемией, у аукционных домов были, но с рынка, пока по крайней мере, никто не ушел.
  2. Прогресс всегда побеждает. Как электронные письма (и их аналоги: SMS, мессенджеры) победили обычные. Потому что это проще и быстрее. Онлайн-коммуникации проникают везде, и аукционы не исключение. Кто-то быстрее это осознал и начал использовать, кто-то медленнее. Текущая ситуация дала серьезный импульс развитию онлайна, безусловно. Можно сказать, что очное присутствие скоро станет совсем редкостью. Привычных аукционов фактически уже не осталось. Так или иначе, все используют интернет в своем бизнесе.
  3. Конечно, серьезные аукционные дома со своей клиентской базой ни в какое рабство к Bidspirit не попали, а прекрасно работают сами и не используют никаких агрегаторов. Начинающим стало легче войти в этот бизнес, получив доступ к аудитории посредством агрегатора (пока он один, но уже есть другие, которые готовы поучаствовать в арт-бизнесе). Но войти — не значит стать успешным и уж тем более делающим погоду.
  4. Нужно в первую очередь не быть похожим на других.

Егор Молчанов, руководитель информационноаналитического портала и онлайн-аукциона Artinvestment.Ru:

 

  1. В данный момент мы наблюдаем в России повышенный спрос на искусство, который начался в апреле 2020 года, практически сразу после начала пандемии. По оценкам галеристов и устроителей аукционов, прошлый год был одним из самых успешных за последние 10 лет. Сейчас большинство аукционов перевели свои торги в онлайн-пространство, лишь единицы проходят с очным присутствием покупателей в зале. Пандемия поспособствовала тому, что у покупателей появилось больше доверия онлайн-торгам и, как следствие, в разы увеличились суммы, которые покупатели готовы платить, покупая по фотографии.
  2. Скорее всего, онлайн-торги и дальше будут наращивать объемы. Формат традиционных торгов останется в поле благотворительности и продажи уникальных предметов искусства (например, evening sale — вечерних торгов, когда продаются только шедевры). Онлайн-формат ждет рост покупательского доверия, повышение удобства интерфейса для пользователя. Я ожидаю борьбу между аукционами за внимание покупателей, так как ориентироваться в таком большом выборе довольно сложно. Очные аукционы будут потихоньку уходить в прошлое.
  3. Что касается гипотетической опасности оказаться «в рабстве» у аукционного агрегатора Bidspirit, то я уверен, что этого не произойдет. У многих аукционных домов есть собственные порталы, которые удобнее, чем агрегатор, и позволяют эффективнее работать со своей аудиторией. Агрегатор удобен в большей степени для небольших галерей, которые тоже хотят проводить аукционы.
  4. Постоянный поиск качественных предметов искусства и повышенное внимание к клиенту.

Алексей Зайцев, совладелец «Альбион галереи», аукционист:

 

  1. Сейчас рынок начинает приходить в себя после ограничений. Увеличилось число запросов, есть вполне приличные продажи. Правда, еще не на «доковидном» уровне. Настроение покупателей: половить рыбку в мутной воде, купить дешево хорошие работы на фоне того, что сейчас на рынке вещей, очевидно, больше, чем денег. Организаторы аукционов и дилеры, конечно, заинтересованы продать — часто с минимальной маржой или вообще «в ноль», чтобы получить средства на поддержание деятельности или на покупку других потенциально более интересных работ. Традиционные аукционные дома во время ограничений даже, на мой взгляд, прибавили — как раз в значительной степени за счет сотрудничества с онлайн-платформами. Если галереи были закрыты или пытались вручную находить дистанционные формы работы, аукционы, напротив, нарастили продажи — правда, на фоне ощутимого снижения цен.
  2. Онлайн-форматы сейчас использует, пожалуй, большинство участников торгов. Как правило, это чисто прагматическое решение, продиктованное как удобством интерфейса, так и отсутствием необходимости куда-либо ехать и терять полдня ради 1–2 лотов. Однако, когда речь идет о дорогостоящих работах или предметах, представляющих коллекционную ценность, — тут, на мой взгляд, «аналоговое» участие (по крайней мере, в форме «посмотреть-пощупать-попробовать на зуб») никуда не денется. Фотографии и описания, как бы ни были хороши, не могут заменить личного впечатления, особенно в области старого искусства и предметов коллекционирования.
    Аукционы никуда не денутся, онлайн-формат поможет интеграции и расширению географии продаж. Штука в том, что представители «поколения цифры», как правило, не интересуются искусством в традиционном понимании. Да, в нашу реальность войдут NFT и, вероятно, многие другие «цифровые артефакты», но это вряд ли изменит существующее в России положение вещей в ближайшую пятилетку.
  3. Очевидно, что в этой ситуации у агрегатора онлайн-аукционов Bidspirit есть амбиции «подмять» аукционный рынок под себя. Я оцениваю эту тенденцию, скорее, как позитивную: опыт и высокая технологичность процесса идут торговле только на пользу.
    Покупателю, очевидно, интереснее, когда все, достойное внимания, собрано в одном месте. Серьезные аукционные дома же вполне в состоянии сохранить свою «независимость» и аутентичность, особенно — если пользуются услугами «аналогового», живого аукциониста (в отличие от автоматического закрытия торгов компьютером).
    Есть и другие примеры: так, «Монеты и медали» создали свой собственный портал онлайн-торгов и успешно им пользуются. Суть выбора между удобством готовых решений и ценой вопроса при сохранении полной онлайн-автономности. Что будет дальше — покажет время, пока я не вижу проблем в таком «симбиозе», напротив, полагаю, что аукционные дома должны быть благодарны агрегатору за увеличение продаж.
  4. Ответ прост — много работать. Пробовать разные, иногда неожиданные категории предметов. Прилагать все силы для сохранения низких эстимейтов и резервных цен, брать, что называется, объемом. Конечно, активно смотреть в онлайн: основная масса сделок сегодня заключается там. Но помнить, что большинство покупателей все-таки предпочитают живое общение и с вещью, и с консультантом, если не на самом аукционе, то на выставке лотов или презентации.

 

 Сергей Бурмистров, генеральный директор аукционного дома «Литфонд»:

 

  1. Мы оцениваем нынешнюю экономическую ситуацию как постоянно развивающуюся — увеличивается количество покупателей и продавцов, равно как сделок и предложений. Думаю, что как и в любом бизнесе, здесь все зависит от количества и качества вложенных усилий. Сегодня, как никогда за последние 100 лет в России, мы наблюдаем колоссальный прорыв в сфере аукционной торговли, особенно в области антиквариата и предметов коллекционирования. За последние 10 лет количество аукционных домов в России увеличилось с нескольких единиц до многих десятков. Во всем этом бешеном росте огорчает только то, что не всегда вновь появившиеся аукционные дома имеют достаточный уровень экспертизы и ответственности, что негативно сказывается на общем имидже аукционного движения. Думаю (и надеюсь), что вслед за бешеным ростом количества аукционов должен начаться рост их качества и экспертизы.
  2. Многие мировые аукционные дома в массе своей уходят от очного формата, и это никак не влияет на качественные и количественные показатели их работы. Можно с большой радостью утверждать, что онлайн-формат проведения торгов окончательно победил. Почему? Потому что, говоря откровенно, все наиболее важные и серьезные покупатели и коллекционеры практически никогда не появлялись в аукционных залах. Любой аукционный дом в основном устраивал очные аукционы, фуршеты, приемы и прочие публичные мероприятия либо для прессы, либо для очень случайных и очень потенциальных покупателей, либо вообще для зевак и любителей мероприятий. Практически все коллекционеры — люди весьма занятые и ценящие свое время.
    И важно понимать, что аукцион рассматривается ими не как публичное мероприятие, а как возможность приобрести редкий предмет в свое собрание. Поэтому в нашей сфере пандемия очень быстро расставила все по своим местам: значительно уменьшилось количество офлайн-мероприятий, а значит, значительно уменьшились расходы.
    Для покупателей онлайн-формат принес удобство, значительную экономию времени, безопасность и конфиденциальность — обе стороны оказались в выигрыше. Вот уже более года мы не проводили ни одного очного аукциона, и это тоже никак не повлияло на нашу работу, разве что, как я говорил выше, помогло снизить нам издержки.
    Думаю, что в ближайшем будущем онлайн-формат продолжит свое развитие, предоставляя клиентам все новые и новые сервисы для комфортного существования в сети.
  3. Невозможно сравнивать рынок предметов антиквариата и коллекционирования практически ни с каким другим, в первую очередь по количеству покупателей и продавцов — это кулуарный, консервативный, замкнутый элитарный рынок. Именно поэтому чрезвычайно сложно сделать его зависимым от какого-либо агрегатора, будь то Bidspirit или какой-либо другой. Должен отметить, что и за рубежом при большой зависимости антикварных игроков от агрегаторов этого не произошло. Пока все происходящее между продавцом и покупателем на онлайн-платформах — это увлекательная взаимовыгодная игра, представляющая равные возможности для развития и аукциониста, и агрегатора аукционов.
  4. Чтобы преуспеть в аукционном бизнесе, как и в любом другом, необходимо любить свое дело и разбираться в нем.

https://ko.ru/articles/bidspirit-podklyuchaytes-ili-umrite/

 

 

от artvesti

АртВести - новости культуры, афиша, актуальные интервью и репортажи, передачи и фильмы об уникальных авторах, выставки, фестивали, концерты, спектакли, онлайн-аукционы и продажи предметов искусства, лекции, мастер-классы и др. Купить картину, продать картину, а также любые произведения современного или антикварного искусства. Уникальный ресурс для продвижения авторов и реализации произведений. Редакция. По вопросам рекламы и сотрудничества звоните, пишите: WhatsApp +7(915)-111-8988, info@artvesti.ru

Добавить комментарий