Вера Рябинина о выставке «Viva la Vida. Фрида Кало и Диего Ривера» в Московском Манеже.
Есть такая замечательная русская поговорка: «Лучшее – враг хорошего». А еще говорят – «за двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь». И все это отлично характеризует масштабный проект, который знаменует окончание 2018го года и помпезно открывает год 2019й – выставку Фриды Кало и Диего Риверы в московском Манеже. фото с портала you are

«Viva la Vida!». «Да здравствует Жизнь!» – за этим оптимистичным заголовком прячется анфилада залов, такая же длинная, как и Центральны Выставочный Зал. Направо ее – кирпично-красные, налево его – васильково-синие. Над названием, как и над концепцией, кажется, долго не думали и просто позаимствовали его у одной из картин Фриды: самой последней, самой безобидной (если этот эпитет вообще применим к ее творчеству); той, что с симпатичными арбузами. Парадокс, но саму картину не привезли, хотя оно и понятно, вывести из Мексики достояние страны сложнее, чем мы все можем себе представить. Здесь стоит остановиться и сказать спасибо музею Долорес Ольмедо за то, что они вообще согласились привезти их рок-звезд в такую даль. Но в целом набор произведений очень и очень неплох. Как отметил наш руководитель департамента культуры, господин Кибовский, москвичам предоставили уникальную возможность посмотреть на подлинники живьем. На этом для меня лично плюсы выставки закончились.
Показать Фриду Кало провально очень сложно. Она – настоящий бренд, звезда; она настолько популярна, что даже если вы просто повесите один из ее портретов в темной комнате, к нему все равно выстроится очередь. Она затмит своей энергетикой любой объект, попадающий в поле ее притяжения. Видимо, устроители это тоже понимали. Но широта русской души все равно не позволила ограничиться только Фридой (ведь похожая выставка уже проходила в Питере несколько лет назад и устраивал ее все тот же фонд «Связь времен»). Потому вспомнили, что у нее был еще и именитый муж, которого в России знали и любили, кстати, задолго до самой Фриды. Можно было бы подумать, что это невероятная удача, вот он новый полигон, на котором можно развернуть широченную кампанию! Но есть загвоздка: помимо штампа в паспорте у Фриды Кало и Диего Риверы нет ничего общего. Как художники они похожи друг на друга как слон и балерина. Она пишет о субъективном чувстве, он прославляет революцию и поднимает народное самосознание. Она страдает морально и физически, он прожигает жизнь в компании своих товарищей и манекенщиц, и так далее по списку. Между ними не получался диалог даже при жизни, почему же тогда организаторы решили «озвучить» его после их смерти – не очень понятно.
Тема их любви педалируется на каждом шагу за неимением более убедительной связи. Любовь – это, безусловно, прекрасно! Покажите ее мучительной, страстной, жестокой и публика будет у ваших ног! Но это хороший сюжет для мыльной оперы, а не для художественной выставки. А между тем, проект в Манеже оставляет послевкусие кофе два-в-одном: с одной стороны, «в красном углу», у нас есть Фрида Кало, с другой, «в синем углу» импровизированного ринга, Диего Ривера. Ее привезли, чтобы потешить московскую публику популярной диковинкой, а его полотна подбирали так, чтобы была «видна эволюция его творчества». И все это совершенно замечательно, познавательно, убедительно, но две части выставки живут двумя отдельными жизнями. Не получилось единого проекта, нет сильной базы. Есть две выставки, которые оказались в одном пространстве.
И если бы кураторы не настаивали на каждом шагу на том, что между художниками существует взаимный диалог, все было бы немного лучше. Но если внутренняя логика «общения» работ Кало и Риверы и существует, то только в голове у организаторов, потому что для публики этот диалог остался неочевидным. Ощущение разрыва между ними усиливается и за счет сценографии выставки. Есть центральная ось, на которою поместили ее «Разбитую колонну» и его «Великую победу». Кстати, вот еще один повод быть благодарными – двустороннее полотно Риверы вытащили из запасников Пушкинского музея специально к этой выставке! Так что, если вы попадете в Манеж, смотрите на него в оба, потому как не известно, когда мир увидит его в следующий раз. И обе картины прекрасны, но каждая по-своему, и нет между ними ничего общего от слова совсем. А дальше зритель, как былинный богатырь, оказывается на распутье: он может пойти направо и посмотреть на Диего Риверу, уловить тонкие влияния различных художественных направлений начала XX века в его творчестве, увидеть Москву конца 1920-х глазами жизнерадостного мексиканца и прочувствовать сильнейшую энергетику древних индейцев, от которых берет начало мексиканская культура. А может повернуть налево и попасть в царство Фриды, где ему будет мучительно больно, где на каждом шагу его будут шокировать, рвать на части, подвергать изощренным эмоциональным пыткам. (Совет: захватите с собой блокнот и ручку – они вам понадобятся, чтобы выплеснуть свои переживания на бумагу. Получится ваше собственное произведение, вполне в духе самой Кало). В целом, схема довольно простая, но циркулировать внутри нее, пытаясь уловить хоть какую-то общность, бесполезно. Эти два персонажа не просто находятся на двух полюсах мексиканского искусства, они еще и говорят на разных языках.
Выставка оформлена в духе самой Фриды Кало. На входе посетителей встречают венки, вазы и клумбы с цветами. Цветы, кстати, живые. Правда уже через неделю жизнерадостные подсолнухи начали увядать, как, собственно, и наши надежды на этот проект. Напомню, что выставка будет длиться без малого три месяца. Видимо, гниющие растения – это такой кураторский ход, чтобы показать быстротечность и нестабильность жизни. А, может быть, устроители просто забыли, что в двадцать первом веке в Москве можно найти вполне приличные искусственные подсолнухи, которые сохранят свою свежесть и приятный внешний вид в течение всего периода эксплуатации.
Есть здесь и отдельное помещение «для отдыха». Правда, кислотно-желтый цвет стен мало кого настроит на мирный лад и позволит расслабиться. По периметру комнаты стоят реплики гипсовых корсетов Фриды, которые она расписывала сама. Из них сделали вполне симпатичные светильники. В центре – художественное произведение по мотивам ее «Маленькой лани», которая возлежит на копии ее персональной кровати, в которой художница провела большую часть своей жизни. О том, кто автор этих инсталляций, почему-то нигде не упоминается. Видимо, о правилах хорошего тона в Манеже не слышали, а жаль…
Что касается таких бытовых моментов, как освещение и описания, здесь организаторы тоже потерпели сокрушительное фиаско. В залах до неприличия темно. Если вас, вдруг, посетит безумная идея прочитать текст на стене, вам придется локтями прокладывать себе путь, чтобы подойти к нему вплотную. Но возможно вам и не захочется этого делать, потому что редактор решил уйти в новогодний отпуск пораньше и выполнил свою работу, мягко говоря, не сильно заботясь о качестве. «Квест» для посетителей – найти все ошибки, допущенные в правописании и пунктуации. За это вам, конечно, призов не дадут, но зато вы убедитесь, что не зря учили русский язык в школе.
Картины освещаются точечно, что в целом очень приятно. Однако там, где попытались добавить больше света не смогли избежать световых кругов на стенах. Это не является большой неприятностью, но в последнее время в мировом музейном сообществе таких вещей стараются не допускать. Умилительно наблюдать такие технические оплошности на мероприятии, которое позиционируется как невероятно статусное и достойное крупнейших мировых музеев.
Над сопроводительными материалами потрудились на славу. Сделали несколько онлайн-шутих, которыми могут поразвлечься владельцы смартфонов. Если у вас обычный старенький телефон, вы можете об этом, увы, забыть. Каталог – отдельная гордость организаторов. Скажу сразу, он неплох. Яркий, в твердом переплете, с красивыми картинками и парой текстов, напечатанный в целях сомнительной экономии в Латвии. К сожалению, тексты не самые научные, но этим грешат многие российские каталоги. Стоимость для Москвы, казалось бы, стандартная – две с половиной тысячи рублей. Но для сравнения, у вашей покорной слуги, на полке стоит куда более объемный экземпляр подобной продукции, отпечатанный лондонской типографией, и стоивший на порядок дешевле.
Уже упоминавшийся выше господин Кибовский из департамента культуры Москвы, в своем выступлении на пресс-конференции несколько раз подчеркнул, что прямо-таки необходимо посетить это мероприятие аж несколько раз. Что ж, очень радостно за главу депкульта, если он может себе позволить такую роскошь, ведь билеты стоят по половине тысячи за штуку, что даже по московским меркам откровенно дорого.
Итак, чему же научит нас выставка «Viva la vida»? Во-первых, тому как не надо делать выставки. Во-вторых, напомнит, что помимо Фриды Кало в мексиканском искусстве есть еще и другие сильные художники. Но напомнит не очень настойчиво. Все-таки, и с точки зрения организации пространства, и с позиции продвижения в СМИ, выставка все же больший акцент делает на ее персоне. Забавно, но московской публике больше по душе приходится ее муж…
В целом, как ни прискорбно признавать, о зрителе если и думали, то о том, как вытащить из его кошелька побольше кровно заработанных. Ему будет темно, не уютно и очень утомительно бродить по залам. Стоит ли идти в Манеж на Фриду и Диего? Ответ – да, но не затем, чтобы насладиться выставкой во всей ее полноте, а просто чтобы увидеть работы мастеров в их оригинальном звучании. Вердикт – выставка получилась громкой, но одноразовой…

от artvesti

АртВести - новости культуры, афиша, актуальные интервью и репортажи, передачи и фильмы об уникальных авторах, выставки, фестивали, концерты, спектакли, онлайн-аукционы и продажи предметов искусства, лекции, мастер-классы и др. Купить картину, продать картину, а также любые произведения современного или антикварного искусства. Уникальный ресурс для продвижения авторов и реализации произведений. Редакция. По вопросам рекламы и сотрудничества звоните, пишите: WhatsApp +7(915)-111-8988, info@artvesti.ru

Добавить комментарий