О том, каково почувствовать себя голливудской актрисой, о Гражданине Кейне, «методе Финчера» и «методе Госсманн», о работе с Гэри Олдменом и об общих интересах с Амандой Сейфрид, о системе Станиславского в США и о вершине американского кинематографа Моника рассказала в нашей эксклюзивной беседе.

Моника Госсманн – мультинациональная актриса, живущая в трёх странах одновременно (Германия, Россия и США), и сочетающая в своем творческом подходе лучшее от трёх культур. Закончив Школу-Студию МХАТ в Москве, Моника не ограничилась участием в российских театральных постановках, и сразу начала свой международный путь в искусстве. Актриса играла в немецких театрах: леди Милфорд в спектакле «Коварство и любовь» и Джули в постановке «Мисс Джули», гастролировала по миру с ансамблем «Tiger Lillies Circus».
Госсманн запомнилась зрителям по ролям в фильмах «Екатерина. Самозванцы» и «Екатерина. Взлёт», «Железное небо», «Оплачено смертью» и «Непрощенный», и зарекомендовала себя как режиссёр международного уровня, поставив пьесы «STRIPPED» Стивена Кларка, затем «The Stronger» Стриндберга, «Stadt Elegies» Рильке и «Gruß vom Meer» Пастернака, Цветаевой и Рильке.
На постановку первого мюзикла Моники Госсманн «Дориан» был заключен договор с известнейшим издательством “Rodgers and Hammerstein”. Она написала и поставила спектакль «ГУМБОЛЬДТ», который был создан в сотрудничестве с Министерствами Культуры России и Германии, а также – Институтом им. Гёте. Премьера спектакля состоялась в 2019 году в России и Европе.

Научная и преподавательская деятельность Моники поистине впечатляет. В 2014 году в Берлине открылась её собственная школа, где актриса начала преподавать уникальную технику “Lucid Body”. В кратчайшие сроки методика Моники Госсманн достигла невероятной популярности во всем мире: она обучала актёров в Берлинском филиале Нью-Йоркского Университета, Копенгагенском Государственном Университете, Копенгагенской Академии Актерского Искусства, Школе-Студии МХАТ и Актерской Студии «Actors Space Berlin», а также – в рамках программы «FINDplus» в театре Schaubühne Berlin.
Я познакомилась с Моникой во время эксклюзивного мастер-класса в Москве, когда готовилась к роли в фильме кубинского режиссёра Karlos Alberto García. Разносторонняя личность актрисы и её преподавательский талант произвели на меня огромное впечатление. Судьба свела нас снова спустя несколько лет – уже во Флориде. Невероятные события следовали одно за другим: Моника начала преподавать свою систему во Флоридском Университете, а затем снялась в голливудском фильме «Манк» Дэвида Финчера. Об экранизации легендарного сценария и актёрском успехе Моники Госсманн – в этом эксклюзивном интервью.

 

Моника Госсманн и Дарья Русакова

Моника, я бы хотела начать беседу с концепции твой работы. Я много читала про тебя, изучала, и даже присутствовала на занятиях по актёрской технике Lucid Body. Попав в твою группу каким-то чудом, я очень благодарна за этот опыт. Меня, прежде всего, интересует твоя работа на международном уровне. В России огромное количество актёров со стоящим образованием. Школа Станиславского популярна на Западе, но мало кому из российских актёров удается стать известными за рубежом. Преподавать в США, сниматься вместе с голливудскими звездами – очень большая редкость для актера из России; скорее исключение, чем правило.
Как тебе все это удалось, и вообще, благодаря чему, на твой взгляд, у тебя произошел этот прорыв, выход на мировую сцену? В чём твой секрет?

Во-первых, это удается, если ты владеешь иностранными языками. Владеть языком очень важно в нашей профессии. Во-вторых, я училась в Школе-Студии МХАТ. Училась уже современной технике, потом стала педагогом этой техники – по актёрскому мастерству. В-третьих, я – человек, который родился в Советском Союзе, вырос в Германии, в Западной Германии, где Америка после Второй Мировой войны имела влияние на нашу культуру. Я росла в мультинациональной среде, и мне было легче из опыта западного человека (а именно таким человеком я себя и считаю), попасть в Америку.
К тому же, я сразу почувствовала родство с США. Когда мы с родителями в 1992 году были во Флориде – просто в отпуске – со мной происходили очень интересные вещи: я понимала, что это – мой дом. Мне казалось, что я как будто бы смотрю в будущее… Я чувствовала, что для меня это энергетически сильное место, что я здесь нужна. Я очень целеустремленный человек, и всегда шла по этому пути. Не то, чтобы у меня была какая-то определенная стратегия, и я не скажу, что я слишком пробивная, просто всегда делала то, что мне подсказывала интуиция. Я полагаюсь не столько на разум, сколько на шестое чувство. И оно меня ведет – не всегда по прямой, конечно, но всегда туда, куда нужно.

Значит, ты больше чувствуешь себя американской актрисой, чем российской?

Я себя чувствую актрисой интернациональной, международной. То есть, я прекрасно понимаю русский язык и русскую школу, и ощущаю себя в России, как дома. В Германии тоже, но это – совершенно другое. Именно как дома я чувствую себя в России и в Америке. И именно в контексте работы.

А от чего это зависит? От людей, с которыми ты работаешь?

Скорее, от школы. Все-таки русская и американская актёрские школы – непосредственно из-за Станиславского – очень взаимосвязаны. У немецкой школы свои исходные: она другая, она отличается. И, если даже я немка, мой советский опыт жизни и мое русское образование во МХАТе оставили свой отпечаток.

Очень интересно! Давай поговорим о фильме с твоим участием, который недавно вышел в кинотеатрах, – «Манк» Дэвида Финчера. Скажи, пожалуйста, как тебе удалось получить роль в Голливудской картине? Тебя пригласили, или пришлось проходить кастинг?

В нашей профессии так: если у тебя нет связей или выходов на конкретного режиссёра, надо быть подготовленным к кастингу. Обладать определенными знаниями и опытом. Чудес не случается, и без хорошей школы и каждодневной работы ничего бы не получилось. В моём случае это был обычный путь кастинга, ничего другого.

Здорово! Думаю, здесь совместились и удача, и твой уникальный опыт, ведь ты не только актриса, но и преподаватель. У тебя огромная научная база и несколько языков, что бесценно в твоей сфере. Ты всегда подготовлена к такого рода вещам. Расскажи, пожалуйста, о своей роли в картине Финчера.

Моника Госсманн и Гарри Олдмен во время съемок фильма “Манк”

Я сыграла Фриду. Она немка, медсестра главного героя – Манка (Гэри Олдмен), который написал сценарий к знаменитому фильму «Гражданин Кейн». Символично то, что прототип персонажа – сценарист Герман Манкевич – немецкий еврей, иммигрировавший в США. Все время написания сценария Фрида была при нем, прошла с ним весь этот иммиграционный и творческий путь.

«Манк» – фильм о фильме, картина о процессе создания легендарного «Гражданина Кейна». Как думаешь, удалось ли Дэвиду Финчеру передать этот процесс максимально точно? Или все-таки «Манк» – о чем-то другом?

В основном, конечно, об этом – о легендарном «Кейне». Но также – о творчестве в целом. Фильм затрагивает много разных тем: как автор пишет, о чем он пишет, почему, что на него влияет… Картина совмещает несколько временных пластов: мы находимся в 40-х годах 20-го века, а потом перемещаемся в 30-е, чтобы увидеть предпосылки происходящего, и погружаемся в атмосферу Голливуда 30-х годов, которая определенно повлияла на творческую личность Манка – на физическом, ментальном, а также семейном уровне. Я считаю, что Финчер проделал невероятную работу. Начнем с того, что фильм был снят в чёрно-белом формате, следуя традициям Старого Голливуда. Дэвид Финчер хотел снять картину еще 15 лет назад, когда был жив его отец, Джек Финчер – именно он написал сценарий к «Манку». Но киностудия в то время отказалась выпускать чёрно-белое кино, и Финчеру пришлось ждать разрешения многие годы…
Это сыграло мне на пользу: 15 лет назад я бы не попала на съёмки картины (смеется). К тому же, режиссёру удалось снять этот фильм именно так, как он хотел и представлял. Дэвид Финчер – просто фантастический режиссёр. Мой любимый режиссёр.

Согласна. Для меня Дэвид Финчер – режиссёр атмосферы: ему всегда удается передавать ее неповторимым образом и погружать туда зрителя. Сценарий «Манка» был написан 15 лет назад. Изменился ли он за эти годы, или остался прежним?

В основе фильма лежит первозданный сценарий, написанный отцом Дэвида Финчера, и режиссёр ничего в нём не менял. Сценарий – это самое главное: нет хорошего текста – нет фильма. Кстати, именно в этом – основная идея «Манка». Конечно, и хороший сценарий можно запороть, но Дэвид Финчер великолепно справился с задачей режиссера.

Моника Госсманн на съёмках фильма «Манк»

Безусловно. А что ты почувствовала, когда тебя утвердили на роль в фильме твоего любимого режиссера?

Несколько дней я просто не могла в это поверить. Точнее, пока я не увидела самого Финчера вживую, на репетициях. Друзья радовались за меня: «Ты же увидишь Гэри Олдмена!» А я всё говорила: «Ладно Гэри Олдмен, я Финчера увижу!» (Смеется). Пойми меня правильно, Гэри Олдмена я тоже обожаю, но Финчер для меня – что-то сверхъестественное! Можно сказать, я его фанатка.

А когда ты, наконец, его увидела – что ты подумала? Какое впечатление произвёл на тебя твой любимый режиссёр в человеческом плане?

Дэвид Финчер – гиперпрофессионал и трудоголик. Он обожает актёров. Как человек он очень чувствительный, с великолепным юмором. Человек с большой буквы. Он очень всех любит, и все это чувствуют. На площадке Финчер ко всем относится одинаково по-доброму: начиная от актёров заканчивая работниками кейтеринга. Он очень предан своему делу, и это потрясает.

То есть с ним легко работать?

Мне было абсолютно легко и комфортно. Я прошла школу Станиславского, и там всё основано на репетициях с текстом, за столом, когда ты входишь в состояние персонажа. Дэвид Финчер работает именно так, и это стало для меня приятным сюрпризом: редко встретишь такое в кино. Репетиции по Станиславскому больше популярны в театре, в то время как на съёмочной площадке все происходит достаточно быстро, и часто актёрам приходится перескакивать с одной части текста на другую. В этом плане Финчер уникален: для него очень важно, чтобы актёр вошел в нужное состояние, и он охотно выделяет на это время и бюджеты.
Меня поразило, что Дэвид даёт актёрам 20 дублей в костюмах и декорациях только «на разогрев», чтобы отрепетировать перед началом съёмок. В этот период он вдумчиво работает над светом, над постановкой, а потом вылавливает действительно удачные дубли.
Как ты уже сказала, Финчер – мастер атмосферы, а ее ведь надо наработать, «словить». И это происходит только благодаря детальной проработке всех аспектов на площадке. Дэвид получает удовольствие скорее от процесса, наслаждаясь каждым моментом съёмок.

С режиссёром тебе повезло. А что касается остального съёмочного коллектива? Понравилось ли тебе работать с голливудскими актёрами?

Очень понравилось. Все относились друг к другу с теплотой и уважением. На площадке, можно сказать, была семейная атмосфера – безусловно, созданная Финчером. И его женой. Мало кто знает, что супруга режиссёра – Сиан Шаффин – продюсер всех его фильмов. Она обладает уникальным качеством контролировать съёмочный процесс, но при этом оставаться за кадром, никогда не мешать. Для меня было настоящим открытием, что за таким гениальным мужчиной стоит такая сильная, замечательная женщина.

Да, это очень важно. Зачастую великих мужчин делают таковыми их женщины. А как бы ты охарактеризовала «метод Финчера»?

Как я уже сказала, это подробный разбор текста, детальная работа над атмосферой, а потом – оттачивание результата до такого формата, как это изначально было в его воображении. Это максимальное погружение на глубину, чтобы потом выплыть в лёгкость.

По сколько часов в день длились съёмки? Сколько всего времени заняло создание картины?

Часто по 12 часов. Это была полная отдача съёмочному процессу. Всего на создание фильма было отведено 100 съёмочных дней, и это очень много. Всё потому, что Финчер снимает невероятно подробно. Некоторые сцены занимали по 2-3 дня. Это фантастика, такого почти не встретишь. Может быть, только Тарковский снимал с таким же подходом.
Для моей роли было отведено 20 дней, поскольку она не главная. А вот Гэри Олдмен, например, был задействован все сто. Олдмен провёл огромную работу, тем более учитывая его возраст. На самом деле, «Манк» – кино одного актёра.

А где проходили съёмки?

В Лос-Анджелесе. А ещё – в городе Викторвилл, штат Калифорния, в пустыне. Это именно то место, где Манкевич писал сценарий «Гражданина Кейна».

С ума сойти! Для того, чтобы полностью воссоздать атмосферу «Гражданина Кейна», погрузиться в неё?
Совершенно верно.

Мне очень нравится сама история «Гражданина Кейна» Орсона Уэллса, а также – ее экранизация 1941 года. Удивительно, что тебе удалось прожить две жизни сразу – внутри истории и за её пределами.

Экранизация «Кейна» до сих пор считается вершиной мирового кинематографа. И тот факт, что я могла присутствовать в этих местах, – это и есть история кино. В 40-х годах 20-го века кинематограф находился ещё на совсем другом уровне, и здорово было это прочувствовать… Я считаю, что без «Гражданина Кейна» кино бы вообще не существовало. Видимо, моя судьба была – пройти оба этих пути, побывать в обоих измерениях и соединить их. Я безумно благодарна за это.

Это действительно похоже на чудо… Неповторимый опыт. Давай вернемся к твоему персонажу – Фриде. Как бы ты её охарактеризовала? Что ты почувствовала, «погрузившись» в нее по системе Станиславского?

Входя в роль, я комбинировала систему Станиславского и современную технику “Lucid Body”, которую я преподаю. Перевоплощаться во Фриду мне было нетрудно, в контексте того, что моя личная история иммиграции, русских немцев, перекликается с историей героини. Мои предки мне очень близки на эмоциональном уровне, и через них я приближала к себе Фриду. Думаю, уже во время проб было очевидно, что мне это близко и понятно.
Как бы я охарактеризовала Фриду… Она любит. Она сдержанна и покорна, покалечена судьбой. Её проявления – как часто бывает у иммигрантов – проходят в молчании. Фрида многое не говорит, и это порой было трудно сыграть. Но кайф от процесса я получила.

Как ты относишься к «Гражданину Кейну» Орсона Уэллса? Близка ли тебе его история?

Я очень люблю и книгу, и фильм о Гражданине Кейне. Это про человека, про его окружение, про то, что на него влияет. Мне невероятно близки эти темы. Особенно мне понравилась история Кейна в сценарии Джека Финчера.

С самого начала интервью мечтаю спросить про Гэри Олдмена, одного из моих любимых актеров. Никогда не общалась с голливудскими звездами, и очень хочется узнать, что это за люди, и каково с ними работать.

Гэри Олдмен – замечательный партнер. На площадке он всегда тебе подыгрывает, всегда подключается к тебе, даже если он не в кадре. Он очень хороший человек – открытый и спокойный. Во время съёмок со мной был мой маленький сын, и Гэри постоянно с ним шутил, играл. Он очень любит детей. Вообще мне невероятно повезло: вся команда была потрясающей.

А что ты можешь сказать про молодых Голливудских актёров? Например, про Аманду Сейфрид?

То же самое. У нее, как и у меня, есть ребёнок и собака. Она обычный человек. Хотя у нас и не было совместных съёмок, мы сошлись на почве общих интересов – семья, дети. Аманда – очень красивая и интеллигентная женщина. Так же, как и Лили Коллинз. Она умная, живая, с прекрасным чувством юмора.

Твой рассказ очень далёк от стереотипов о Голливуде. Многие считают, что известные актёры купаются в славе и бездельничают целыми днями, что они пафосные и сложные в общении люди. Мало кто догадывается, сколько работы стоит за этой славой.

Конечно. Они – такие же люди, как и все остальные. С детьми, собаками и бытовыми проблемами. Не могу обобщать, но коллектив, который мне попался, целиком и полностью состоял из прекрасных и отзывчивых людей.

Интересно, как ты – русская немка – чувствовала себя в коллективе американских актёров? Как они отнеслись к твоему происхождению и актёрской школе?

Очень позитивно. Например, Гэри Олдмен сказал: «Ты училась во МХАТе? Я никогда не встречал никого из МХАТа!» Это было одновременно и забавно, и приятно. Меня воспринимали больше как немку, но все знали, какую школу я прошла, что я говорю на русском, а мой муж – русский актер (он тоже был на площадке). К русской актёрской школе в Голливуде относятся с большим уважением, и прекрасно осознают, что работают по русской системе. Ко мне отношение было как к некоему первоисточнику.

Всю жизнь ты мечтала сняться у Дэвида Финчера, и теперь мечта стала реальностью… Есть ли еще режиссеры, у которых ты хотела бы сыграть?

У Копполы. Точнее, у его дочери Софии. Конечно, у Скорсезе. Вообще мечтать никто не запрещает (Смеется).

Ты бы сама хотела быть режиссёром, или всё-таки больше сконцентрирована на актёрской карьере?

Уже семь лет я работаю как театральный режиссёр, и ставлю пьесы. Я даже написала мюзикл, который был успешно принят на международном рынке, и получила хороший контракт на его постановку. В данный момент я активно занимаюсь сценарным мастерством, и, честно говоря, есть большое желание удариться в режиссуру, но именно в кино.

Ты больше видишь себя актрисой кино или театра?

И то, и другое. В моём дипломе написано: «Актриса кино и театра» (Смеется). У кино и театра, безусловно, разные подходы, но суть одна.

Думаю, держать себя в форме и быть универсальной актрисой тебе помогает система “Lucid Body”, которую ты преподаешь. Мне посчастливилось пройти её на практике, но, все-таки, как бы ты охарактеризовала её основной посыл? Сильно ли она отличается от системы Станиславского?

Система Станиславского – про детальный разбор, про психологию, про то, как через текст приблизиться к персонажу. И это довольно долгий процесс. Техника Lucid Body же больше взяла от системы Михаила Чехова. Только добавила подробную работу с чакрами. Если Чехов работал с тремя уровнями погружения в персонажа, то в Lucid Body их семь, и это помогает максимально быстро войти в образ на физическом уровне.
Если ты владеешь разбором по Станиславскому, умеешь грамотно управлять телом, да ещё и знаком с психологией Карла Юнга, которую мы непосредственно применяем в технике Lucid Body, то ты получаешь очень быстрый результат. И мне это близко. Просто сидеть за столом и разбирать текст – не моя стихия, это мешает мне найти контакт с телом. А вот синтез разных техник и подходов (разум – тело – интуиция) дает хороший результат.

Моника Госсманн со студентами в Москве


Очень интересно! А кто-то ещё из актёров на съёмках «Манка» использовал Lucid Body, или ты была единственной?

Честно говоря, я была единственной. Но Лили Коллинз в какой-то момент тоже «подсела» на эту технику.

Подводя итоги нашего разговора, хочу ещё раз поздравить тебя с успехом и с ролью в фильме «Манк» Дэвида Финчера. Как, по-твоему: он найдёт отклик у широкого зрителя? Или будет больше популярен в кругу киноманов?

Я не могу этого предсказать, но желаю «Манку» самого грандиозного успеха. Дэвид Финчер направлен на широкую публику, и умеет обаять, влюбить в своё творчество самых разных зрителей. Даже не будучи знакомым с «Гражданином Кейном», каждый найдёт в фильме Финчера что-то своё. Ведь он, прежде всего, про человека, про личность.

Насколько я знаю, фильм уже идёт в кинотеатрах по всему миру…

Совершенно верно. В тех, которые не попадают под ограничения, связанные с Covid-19. Мировая же премьера на Netflix состоится 4 декабря.
Кстати, я сама озвучила себя на трёх языках. Точнее, съёмки проходили на английском, а затем я сделала озвучку своей роли на немецком и на русском. Я предложила это Дэвиду Финчеру, и он моментально дал добро. Тут же ко мне подключились все студии, и я осуществила озвучку.

Феноменально! Горжусь тобой, и уверена, что Финчер пригласит тебя сниматься в его следующем фильме.

С твоей лёгкой руки (Смеётся). Я бы, если честно, только с ним и работала.

 

Автор интервью:
Дарья Русакова
Конокритик, Арт-куратор, модель
Ms. US Nation 2020
@daria.international

 

 

 

 

 

 

 

 

от artvesti

АртВести - новости культуры, афиша, актуальные интервью и репортажи, передачи и фильмы об уникальных авторах, выставки, фестивали, концерты, спектакли, онлайн-аукционы и продажи предметов искусства, лекции, мастер-классы и др. Купить картину, продать картину, а также любые произведения современного или антикварного искусства. Уникальный ресурс для продвижения авторов и реализации произведений. Редакция. По вопросам рекламы и сотрудничества звоните, пишите: WhatsApp +7(915)-111-8988, info@artvesti.ru

Добавить комментарий